Сезон Пятый

Эпизод 6

5x06 Прилепись душой и телом (Stuck On You)

Автор сценария: Нил Баер (Neal Baer)
Режиссёр: Дэвид Наттер (David Nutter)

Марк

Льёт проливной дождь. Марк едет с парамедиками на вызов (огнестрельное ранение). Марк видит лежащего на земле мужчину и бросается к нему, несмотря на предостережение коллег. То и дело раздаются выстрелы. Пострадавший не ранен, а избит. Марк интубирует его прямо на земле, хотя остальные предлагают перенести его в машину. Наконец, пациента удаётся стабилизировать, его увозят в больницу. “Когда в следующий раз соберетесь с нами ехать, я возьму отгул,” - замечает один из парамедиков.

В приёмном к Марку подключается Кэрри. Пациент так и не пришёл в сознание. Она говорит, что Дэн Литвак отказался от должности – ему предложили работу дома с большей зарплатой. “Тогда ты единственная кандидатура,” - отвечает Марк. Выясняется, что пациента зовут Кевин, ему 16 лет. Он просит, чтобы его отвели в душ. Марк говорит, что медсестра отведёт его. Кевин зовёт его с собой, но Марк отказывается.

Ультразвук показывает, что у Кевина тромб в ноге. Кевин объясняет, что у него нехватка протеина, что и вызывает тромбы. Марк назначает ему гепарин внутривенно и говорит, что он должен принимать комадин. Кевин отказывается. Потому что боится кровотечения, которые может вызвать это препарат. Марк обращает его внимание на то, что в противном случае он умрёт от тромбоза. Он пытается убедить парня, что стоит уйти с улицы, поступить в колледж. Кевин говорит, что всё бесполезно. Марк возмущённо спрашивает: “Ты что, хочешь умереть на улице?” На это Кевин отвечает: “А Вы милый, когда злитесь.” Совершенно обескураженный Марк спрашивает его: “Ты меня можешь воспринимать только как клиента?”

В приёмное приходит полицейский с ордером на арест Кевина Марк не хочет отпускать парня, поскольку он может умереть от потери крови, если его изобьют в камере. Поэтому Марк потихоньку выводит Кевина из приёмного, сажает в такси и даёт 50 долларов, номер своего пейджера, адреса центров для подростков и комадин. Кевин берёт всё нехотя.

Онспо говорит Марку, что решено провести поиск кандидатов на пост главврача приёмного. По словам Онспо, им нужна “известная на всю страну личность, которая сможет получить гранты на исследовательскую работу”. Он добавляет, что не стоит предлагать Кэрри опять участвовать в конкурсе – зачем расстраивать её. Марк рассказывает Кэрри о том, что объявлен новый конкурс. Она говорит, что не собирается снова представлять своё имя на рассмотрение и с этого дня снимает с себя полномочия временного главврача. Марк спрашивает, кто же заменит её на это время. “Это не моя проблема,” - отвечает она.

Уже уходя с работы, Марк встречает своих друзей-парамедиков. Они приглашают его сыграть а покер.

Картер и Люси

Утром Люси идёт в комнату Картера. Он собирает вещи. Она извиняется за то, что из-за неё его выгнали и спрашивает, поможет ли ему, если она напишет объяснительное письмо декану. Картер отвечает, что она уже достаточно сделала. Люси предлагает помочь собраться и ставит сумку на кровать. В кровати оказывается Роксана. Люси извиняется и уходит. Роксана говорит: “Я рада, что ты переезжаешь.”

В приёмном Роксана изучает газетные объявления о сдаче жилья. Она находит подходящий вариант и предлагает Картеру договориться о встрече с домовладельцем.

Картер говорит Бэнтону: “Должно быть, я сводил тебя с ума, когда был твоим студентом.”

“Но я никогда не показывал этого… Студенты ничего не умеют и не знают, и твоя задача научить их, а не стать их другом,” - отвечает Питер. Вдохновлённый этими словами Картер идёт учить Люси.

Она спрашивает, будет ли у неё возможность поработать с кем-нибудь другим. Картер отвечает, что это не от него зависит.

Они лечат 12-летнего мальчика, Брэда Энлоу. Он болен лейкемией, но в приёмное поступил с температурой и болью в горле. Выясняется, что Брэд стоит в очереди на иммунотоксинную терапию. Но мать мальчика объясняет, что страховка не покрывает экспериментального лечения. Картер говорит, что если уровень нейтрофильных лейкоцитов будет ниже 500, тогда Брэду введут антибиотики внутривенно. А Люси добавляет, что иммунотоксинную терапию можно сделать в приёмном бесплатно.

В приёмное поступают братья, Эдди и Маркус Хэни. Они с ног до головы облиты ковровым клеем и склеены животами, кроме того какой-то инструмент воткнулся в Эдди. Люси под руководством Картера интубирует Эдди. Во время операции по разделению братьев Элизабет и Картер приклеиваются к ним. Причём Картер приклеивается своей бородой, и Марк поручает Люси отрезать её.

Уровень нейтрофильных лейкоцитов у Брэда выше 1 000. Однако Малик говорит, что мальчика вырвало, и Картер решает списать это на обезвоживание. Люси спрашивает, действительно ли иальчик обезвожен и понимает, что Картер соврал. Миссис Энлоу случайно слышит их разговор. Она вне себя, потому что, если об этом узнает их страховая компания, страховку отнимут совсем.

Позднее Люси застаёт Картера за бритьём остатков бороды. Он говорит, что миссис Энлоу забрала сына домой. “Я бы не задавала такое количество вопросов, если бы Вы рассказывали мне, что делаете,” - оправдывается Люси. “Извини, что я решил, что ты должна спрашивать меня,” - отвечает Картер.

После работы Картер идёт смотреть жильё. Дверь ему открывает Кэрри. Она объясняет, что никогда не предлагала коллегам по приёмному снимать комнату, потому что это было бы несколько неудобно. Она приглашает Картера пройти.

Кэрри говорит не совсем внятно и предлагает гостю выпить. Заметив какое-то преображение во внешности Картера, она спрашивает: “Ты что, подстригся?”

Бэнтон и Кордей

Элизабет говорит Бэнтону, что она теперь его интерн, с разрешения Онспо, конечно. Питер не уверен, что это хорошая идея: “Не могу сказать, что чувствую себя удобно в этой ситуации. Меня обвинят в фаворитизме, если я не стану относиться к тебе, как к интерну… Сомневаюсь, что это хорошо для нас. Надо всё обдумать.” Элизабет отвечает: “Не надо, я уже знаю твой ответ.”

Кэрри встречает Питера с Рисов в обеденный перерыв и говорит, что не знала о проблемах Риса со слухом. Она спрашивает, как лечат ребёнка. Питер рассказывает, что он водит сына к аудиологу, но хочет, чтобы ему пересадили кохлеарный имплантат. Кэрри замечает, что это уничтожить остатки слуха ребёнка. Она даёт Бэнтону координаты доктора Лизы Паркс. Он идёт, чтобы поговорить с ней, и узнаёт, что она сама глухая и общается жестами, которые переводит её помощница Сара. Питер говорит ей, что хочет, чтобы его сын нормально адаптировался в этом мире. Доктор Паркс отвечает, что она, как он может видеть, нормально адаптировалась без всякой имплантации. Но если это поможет, отчего не попробовать” - не унимается Бэнтон. – Я не хочу, чтобы мой ребёнок зависел от других. Но доктора Паркс не так легко сбить с толку:

- А Вы не задумывались, что быть глухим не так ужасно? Вам никогда не понять, что значит быть глухим, как мне не понять, что значит быть чёрным.
- Но я не рассматриваю свой цвет кожи, как бремя.
- А я не рассматриваю свою глухоту, как бремя. Если Вы не будете замечать глухоты вашего сына, Вы лишите его индивидуальности.
- Мой сын болен. Я пытаюсь вылечить его.

Вернувшись в приёмное, Бэнтон жалуется Кэрри на Паркс:

- У неё хватило наглости сказать, что Рису лучше быть с такими же глухими, как он, детьми, чем со мной. Она ничего не имеет против своей глухоты – она не хочет лечиться.
- Лайза – человек твёрдых убеждений, - замечает Кэрри.
- Я не хочу, чтобы мой сын жил с дефектом, когда его можно вылечить.
- А что ты считаешь дефектом? - сердито спрашивает Кэрри.
- То, что я делаю со своим сыном – моё личное дело! – заканчивает Питер.
- Позднее Бэнтон находит Элизабет и говорит, что она может считать себя его интерном. Она рада.

Даг и Кэрол

Проснувшись в 5 часов утра, Кэрол находит Дага за бумагами – он работал всю ночь. Он говорит, что теперь прекрасно понимает, что она чувствовала, когда открывала амбулаторию. “Мы оба ненормальные?” - спрашивает Даг. “Да, но это того стоит,” - с улыбкой отвечает Кэрол.

Весь день в приёмном голубки купаются в своей любви: то Даг увлекает Кэрол в пустую палату и закрывает жалюзи, то она звонит ему с другого конца коридора, чтобы сказать, что думает о нём.

Кэрол и Линетт осматривают мистера Ливи, сварливого старичка с диабетом. Выясняется, что сиделка мистера Ливи нашла другую работу, и он сам вколол себе слишком много инсулина. У него нет родных и близких, поэтому Кэрол и Линетт предлагают устроить его в дом пристарелых, но он против.

Кэрол осматривает девочку Нэву. Её беспокоят прыщи. Кэрол говорит, что даст ей лекарство, которое она просит (акутан), но только если она начнёт принимать противозачаточные пилюли. Нэва объясняет, что не ведёт половую жизнь, а кроме того, мать ни за что не позволит ей принимать пилюли. В конце концов, девушка сдаётся, берёт противозачаточные и получает свой акутан. Линетт замечает, что Кэрол пыталась повлиять на решение Нэвы. Кэрол считает, что поступила правильно. Однако позднее она признаёт, что Линетт была права – всегда надо брать в расчёт желания больного. Кэрол звонит в общество диабетиков мистера Ливи и находит человека, который поделает ему уколы, пока он не найдёт новую сиделку. К сожалению, этим человеком оказывается мистер Клонер, с которым мистер Ливи находится в давней вражде.

В конце дня Кэрол находит Дага, чтобы спросить, когда он придёт домой. Он отвечает, что должен ещё подготовить некоторые данные для Онспо, причём срочно. Кэрол уходит домой одна и решает принять ванну. Однако долго расслабляться ей не пришлось – вскоре звонит Даг и просит привезти бумаги с данными для Онспо. Уже попрощавшись с тёплой водой, Кэрол замечает Дага на пороге ванной. Он решил не работать сегодня ночью. Они целуются, и Даг присоединяется к Кэрол в её пенистой ванне.

Джини

Джини осматривает маленькую девочку, Кэйт. Её привезли в приёмное с подозрением на перелом запястья (она упала с велосипеда). Принимая во внимание многочисленные следы старых ушибов и т.п., а также странные отношения между девочкой и её отцом, Джини заподозрила, что он её бьёт. В конце концов, отец признаётся, что Кэйт ехала на одноколёсном велосипеде, задом наперёд и при этом играла на скрипке для того, чтобы побить рекорд и попасть в книгу рекордов Гинесса. Оказывается, папа и дочь большие любители устанавливать всевозможные рекорды. Кэйт говорит Джини, что отец ни к чему её не принуждает, к тому же они всегда руководствуются “Правилами предосторожности, одобренные компанией Гиннесс”. Джини разрешает им идти, но предупреждает, чтобы девочка не прыгала. На прощание Кэйт жалуется ей, что из-за этого не сможет сегодня установить рекорд по прыжкам на батуте, соревнования по которым будут проходить на военном причале. Добрая душа Джини идёт на причал и прыгает на батуте, пытаясь побить мировой рекорд – 6 часов 29 минут.


Реклама! sorry :))


Спонсор проекта ZENON N.S.P.

[НАЗАД]