Сезон Шестой

Эпизод 17

6x17 Кандидаты на выживание (Viable Options)
(Наталья Сидельникова)

Автор сценария: Патрик Харбинсон (Patrick Harbinson)
Режиссер: Марита Грабяк (Marita Grabiak)

Чен докладывает Уивер больных. В коридоре их догоняет Романо и говорит, что пришел помочь им, так как поступают две травмы. Кэрри говорит, что они не тяжелые, а Романо отвечает, что сегодня он на сортировке, так сказать “работает в окопах”. Парамедики привозят двоих мужчин попавших в легкую автомобильную аварию, Терри Уотерса и Рэндалла Джеймса, но в приемном пострадавшие начинают выяснять отношения и завязывают драку. Их разнимают и раскладывают по койкам, но выяснение отношений продолжается, сначала словесное, а Джеймс бросает в соперника лоток с инструментами, а Уотерс выхватывает у Романо из нагрудного кармана ручку и втыкает ее Джеймсу в лицо. Их опять разнимают. Малуччи с интересом рассматривает ручку. “Может просто выдернуть”, - предлагает он. “Нет, - говорит Романо, - надо проверить насколько пострадал лицевой нерв. О моей ручке я уже не говорю…”.

Марк пришел с отцом на консультацию к онкологу. Они сидят в холле и спорят о том, как жить дальше. Дэвид говорит, что хочет жить отдельно, а если понадобится помощь – кого-нибудь наймет. Марк возражает.

Лука разговаривает с пожилым мужчиной, которого вызвали, т.к. появилась почка, необходимая ему для пересадки. Но он похоже совсем не рад, а лишь бурчит ответы себе под нос.

Чен зашивает руку Уотерсу. Он очень возбужден и его успокаивает приехавшая дочь. Чен замечает у него, кроме всего прочего, непроизвольные движения рук. Выйдя с дочерью своего пациента в коридор, Чен интересуется, всегда ли так ведет себя ее отец. Дочь отвечает, что раньше никогда такого не было. Он стал нервным и раздражительным лишь в последнюю неделю.

Питер осматривает больного с болью в животе, который ранее принимал кодеин от боли в спине. Клео, которая вызвала его на консультацию, боится непроходимости. Питер осматривает больного, потом смотрит снимки и диагностирует запор. Он выписывает Клео рецепт на бисакодил (слабительное) и просит заказать его для больного в аптеке.

Привозят девушку Энджи страдающую тяжелой формой олигофрении и синдромом Сан-Филиппо. Она не слышит, не разговаривает, самостоятельно не питается и не ходит в туалет. Ее мать жалуется на высокую температуру у девушки. Кэрри и Кэрол осматривают ее, и Кэрри говорит, что у нее пневмония. Мать уходит домой за куклами и просит поставить Энджи Маппет-шоу по телевизору.

Привозят мальчика Эдди Бернаро. У него высокая температура. Это тот самый ребенок с диабетом, которого несколько месяцев назад лечил Картер и отпустил домой по просьбе отца, не написав диагноз “диабет”, т.к у отца не было страховки и денег на лекарства. Клео осматривает его на ходу и в этот момент к ней подходит больной, которому выписали слабительное. Его выписали, он уже оделся и уходит. Клео, не глядя, отдает ему лекарство, полученное из аптеки.

Эдди лежит без сознания. Клео на ходу строит предположения – меннингит, энцефалит, септический шок. Она просит найти его старую карту. В моче обнаружен высокий сахар, а сахар крови больше 400 – у мальчика гиперсмолярная кома. Клео помнит, что в прошлый раз шла речь о диабете, но в карте нет анализов мочи и крови на сахар.

Элизабет привозит донорскую почку. Но у мужчины, который ожидал пересадки, начался приступ стенокардии и пересадку делать нельзя. Есть еще одна женщина-кандидат в Чикаго и ее уже вызвали.

Эдди везут в реанимацию. Клео говорит с Картером. Она напоминает ему о том, что он лечил Эдди пять месяцев назад и что он, очевидно, подправил карту. Если бы она не вспомнила о его диабете, то при неправильном начальном лечении мальчик бы сразу умер. Он и так-то выжил чудом.

Приезжает женщина на пересадку почки. Она счастлива от того, что это наконец произойдет и вызвала обратно мужа, который уехал сегодня в другой город.

У Энджи (больной олигофренией девушки) неоходимо поменять локтевой катеттер, через который ей вводят все лекарства, т.к. он инфицирован. Поставить другой в руку не удается – на месте вен сплошные рубцы. Есть вариант поставить центральный катеттер. Для этого мать должна подписать разрешение. И тут выясняется, что это не родная мать девушки, она ее “воспитательница”. Родители отказались от своего ребенка, а официальным опекуном является чиновник из Комитета по защите детства. Адель Ньюман из социальной службы звонит ему, но он отказывается подписывать согласие на манипуляцию и просит ограничиться введением обезболивающих препаратов через гастростому, чтобы облегчить девушке последние дни.

Картер приходит в реанимацию и разговаривает там с отцом Эдди. Он упрекает отца в том, что тот не следил за здоровьем сына, а мистер Бернаро в свою очередь говорит что Картер не предупредил его насколько серьезное положение у его сына.

У миссис Бессет (кандидатки на пересадку почки) оказывается 8-недельная беременность. Если делать операцию, то иммунодепрессанты могут привести к выкидышу и патологиям у ребенка. Но если прервать беременность, операцию можно делать прямо сейчас. Миссис Бассет выбирает ребенка и отказывается от операции. Придется искать еще одного донора.

Чен показывает Марку томограмму Уотерса и рассказывает о том, что, по словам дочери, он в последнее время раздражителен, вспыльчив и у него появились непроизвольные движения. На томограмме никаких изменений нет. Чен выяснила, что отец Уотерса покончил с собой, когда Уотерсу было 14 лет. Марк и Чен предполагают, что это болезнь Гейтингтона (прогрессирующее неврологическое заболевание передающееся по наследству), для которого как раз характерны все вышеперечисленные синдромы. Оно чем-то сходно с болезнью Альцгеймера и не поддается излечению. Марк сообщает об этом предположении мистеру Уотерсу. Марк говорит, что отец м-ра Уотерса мог покончить с собой именно из-за того, что у него тоже началась эта болезнь. Уотерс ошарашен. Марк советует ему поговорить с генетиками. “Мог ли я передать это дочери?” – интересуется Уотрес. “Вероятность 50%” – отвечает Чен.

Дэвид Грин после посещения онколога встречает Элизабет и они идут в кафетерий. Дэвид просит Элизабет узнать для него на счет устройства в хоспис.

Консультант из клиники диабета просматривает карту Эдди Бернаро. Его удивляет, что при первом поступлении мальчика не был выявлен диабет. Клео говорит, что не она его лечила и не знает, как могло так получиться. Видно, что она не хочет развивать эту тему. Она ловит в коридоре Марка и задает ему какой-то дурацкий вопрос. Марк включается в разговор и обещает консультанту разобраться, почему не были сделаны анализы. Консультант уходит. Марк спрашивает у Клео в чем дело, но она отвечает лишь: “Его лечил Картер”.

Элизабет говорит Марку, что узнала на счет хосписа и там есть место. Марк категорически возражает против этого. “Твой отец взрослый человек, он вправе сам решать”, - говорит Элизабет. “Это не твое дело”, - отвечает Марк и они расходятся в разные стороны.

Чен разговаривает с Уотерсом. Она пытается убедить его сказать дочери о своей болезни. Уотерс отказывается.

Приезжает третий кандидат на пересадку почки мистер Мальдонадо. Но когда приходят его анализы, оказывается, что в крови есть следы кокаина. Операцию делать можно, но Ковач считает, что реципиент не достоин новой почки и начинает искать нового.

Кэрри просит Марка подписать карту Энджи и тогда она сможет поставить центральный катеттер вопреки воле официального опекуна. Марк, немного поколебавшись, подписывает. Но когда Кэрри приходит в палату, там она застает Романо, который категорически против этих мер и запрещает ей проводить установку.

В приемное поступает мистер Грюнвальд, который утром уже был с жалобами на запор. Он упал и потерял сознание дома. Жена говорит, что сердце у него никогда не болело, а из лекарств он принимал только кодеин от боли в спине и то, что утром ему выписали от запора. Она достает баночку, в которой вместо бисакодила (слабительного) на ходится бисапролол (сердечный бета-блокатор). А на кардиограмме ясно виден инфаркт. Клео говорит, что не она выписывала рецепт.

Кэрри ставит центральный катеттер Энджи несмотря на запрет Романо. Кэрол хочет помочь ей, но Кэрри не дает ей этого делать, и тем самым берет всю ответственность на себя.

Романо устраивает разгон Бентону и Финч за то, что один выписал рецепт ужасным почерком и в аптеке приготовили не то лекарство, а другой, за то, что она отдала его не глядя. Он запрещает им обоим выписывать рецепты вплоть до специального уведомления.

Элизабет приходит узнать, можно ли забрать больного на пересадку, но Лука говорит ей, что нужен следующий кандидат. Он уже вызвал женщину из Индианы. Элизабет говорит ему, что почка может погибнуть и не достаться никому, слишком много времени прошло. Лука настаивает на том, что это недостойный кандидат. Элизабет дает ему полчаса. Если за это время другого кандидата не будет, то она начнет пересадку тому, что есть.

Романо заходит посмотреть на состояние Энджи и видит поставленный катеттер. Он мило разговаривает с опекуншей девочки, а потом выходит и устраивает выволочку Кэрри за нарушение его приказа и отстраняет ее от работы.

Марк пытается поговорить с Картером на счет Эдди Бернаро. Картер делает вид, что он вообще не помнит этого больного. Он лишь говорит, что ему стыдно за неправильный диагноз.

Элизабет забирает Мальдонадо на пересадку почки, не дождавшись нового кандидата.

Питер приходит домой Клео, чтобы помириться после ссоры из-за рецепта. Он просит прощения. Клео не только прощает его, но даже приглашает с собой в душ. В конце концов, все заканчивается сексом прямо на лестнице.

Марк приезжает домой. Он разговаривает с отцом и врет ему, что в хосписе нет свободных мест.

Кэрол и Лука устраивают барбекю рядом с домом Кэрол.


Реклама! sorry :))


Спонсор проекта ZENON N.S.P.

[НАЗАД]