Сезон Шестой

Эпизод 22

6x22 Сигнал бедствия (May Day)
(Ольга Лебедева)

Автор сценария – Джек Орман (Jack Orman)
Режиссёр – Джонатан Каплан (Jonathon Kaplan)

На срочный вызов в школу прилетают на вертолёте Бэнтон и Ковач. Наряд полицейских приехал по сигналу об ограблении инкассаторов, и преступники открыли огонь, попав и по школе. Трое тяжело ранены, одна при смерти. Питер берёт мальчика, Дэниэла. У него ранение глаза, выходное отверстие от пули на правом виске. Лука констатирует смерть женщины и бежит к другому мальчику, Николасу. В лёгких чисто, пульс хороший но мальчик не чувствует ногу, так как пуля застряла в паху, кроме того к него прострелено плечо. Питер решает везти своего больного на машине, а Луке отдают вертолёт.

Внезапно один из преступников, засевший в здании школы, открывает огонь. Самоотверженные врачи закрывают собой своих больных. Снайпер попадает в преступника – тот падает. Бэнтону разрешают осмотреть его. Он совсем плох – прострелена грудь.Питер настаивает, чтобы его больного транспортировали вертолётом. Лука говорит, что там не хватит места для двоих. Они спорят на повышенных тонах.

Картер, Эбби, Рэнди и Чуни смотрят в регистратуре прямую трансляцию с места происшествия. Приходит Дейв и спрашивает, где лежат инструменты, типа “Сделай сам”: молоток, плоскогубцы, отвёртка. Его больной дрелью загнал себе шуруп в берцовую кость. Однако на его вопросы никто не обращает внимания – все прилипли к экрану и следят за ходом событий. В углу надрывается рация, но на неё тоже никто не обращает внимания.

- Что смотрите? – интересуется Дейв.
- С Луны свалился? – удивляется Эбби и идёт к рации.
- Стрельба у школы. Уивер послала Бэнтона и Ковача, - поясняет Картер.
- А почему их-то? – возмущается Дейв.
- Их не тошнит в вертолёте, - язвит Картер.

Дейв, наконец, находит набор инструментов.

- Ты что, вывернешь его отвёрткой? – с ужасом в голосе спрашивает Чуни.
- Да, а чем же ещё? – спокойно отвечает Дейв.

Состояние раненого преступника всё ухудшается. Питер пытается выгнать Луку из вертолёта. Они ругаются:

- Мой больной тяжелее, - кричит Бэнтон.
- Ваш больной – убийца! – отвечает Ковач.
- Это не наше дело, - парирует Бэнтон.

Лука велит пилоту взлетать. Взбешённый Питер остаётся стоять на земле.

Картер берёт автотравму. Пострадавший оказывается довольно буйным, несмотря на спутанное сознание. Он ежеминутно грозится всех убить. У него вывихнуто бедро. Картер предлагает Эбби ассистировать ему при вправлении бедра: она держит, он тянет. Больной кричит от боли, несмотря на введённое обезболивающее, и что есть силы бьёт Картера второй ногой у грудь. Картер отлетает к двери и падает на пол. Кэрри советует ему позвать Малуччи, чтобы тот вправил бедро.
- Я сказал, что справлюсь, - гордо заявляет Картер. На этот раз всё получается.
- Молодец, Картер, - хвалит его Кэрри.

Оставшись в палате один, он берёт шприц и колит себя под ремешок часов. Неожиданно приходит Эбби забрать карту. "Навожу тут порядок," - оправдывается Картер. По выражению лица Эбби понятно, что это её не убедило.

Лука привёз мальчика и по пути в отделение докладывает его Элизабет.

Доктор Грин идёт по коридору с Йошем. Вдруг до него доносятся душераздирающие крики.
- Это что ещё? – недоумевает он.
- Доктор “Винт” ремонтирует больного, - отвечает Йош.
Малуччи объясняет Марку, что пациент отказался от обезболивания, так как это мешает выздоровлению. Даже Кэрри не смогла его уговорить. Грин требует, чтобы больной перестал орать и пугать других больных.

Марк осторожно заводит разговор с Картером и пытается узнать, ходил ли он к психиатру. Картер отвечает уклончиво.
- Ну и как? – продолжает Грин.
- Вроде нормально…

Картер делает вид, что занят, и подключается к Ковачу. При осмотре мальчика с пулевыми ранениями не находят выходного отверстия, значит, пыля осталась внутри. Через окно Картер видит Эбби, говорящей чём-то с Марком.

Эбби и Грин осматривают спортсмена-регбиста. У него сломана ключица, но больше ничего серьёзного нет. Его готовят к выписке. Эбби погружена в свои мысли. Марк это замечает и спрашивает, всё ли у неё в порядке. Она просит уделить ей минутку.

Приходят снимки таза Николаса, но там пули нет. Картер предполагает, что она могла пройти в живот. Лука назначает обзорный снимок. Внезапно мальчик ухудшается. Вбегает Кэрри со свежим снимком. Оказывается, пуля прошла по вене в сердце.

Приехал разъярённый Питер. Он набрасывается на Ковача и обвиняет его в смерти пациента (того самого преступника, стрелявшего в детей). Кэрри пытается разнять их и, в конце концов, ей это удаётся.

Поступает 18-летняя Глория Милтон с ножевой раной внизу живота. Её берёт Лука. Полицейский пытается выяснить у девушки, как выглядел нападавший. Ничего конкретного она сказать не может. Девушка беременна – у неё уже довольно большой живот. Лука спрашивает, на каком она месяце.
- О чём Вы? Я не беременна, - возмущается она.
- На вид около восьми месяцев, - констатирует Клео.
Лука делает ультразвук. Ребёнок и мать в порядке. Беременность 32 недели. Однако повреждена плацента. "Я беременна? "– удивляется Глория. "И довольно давно, "- говорит Клео.

Лука объясняет ей, что из-за ранения началась отслойка плаценты и скоро к ребёнку перестанет поступать кислород. Необходимо срочно сделать кесарево сечение. Глория против операции. "Выбора нет, - убеждает её Ковач. – Если отслойка продолжится, ребёнок умрёт". "Но со мной ничего не будет?" – спрашивает девушка. Лука подтверждает, что её здоровью угрозы нет. Тогда Глория говорит, что отказывается от операции.

Малуччи и Картер, весело беседую, заходят в ординаторскую. Там они застают Кэрри, Марка и Эбби с постными лицами. Грин просит Дейва выйти. "Эбби всё видела," - заявляет он Картеру. "Что всё?" – удивляется он. Эбби говорит, что видела, как Картер вколол себе фентонил. А Кэрри представляет ему карту, в которой написано, что он набрал в шприц 200мг фентонила, а больному вколол только 150. Картер от всего отпирается:

- Вы думаете, я наркоман?! – возмущается он. – подозреваете, что я краду и вкалываю себе все наркотики, какие попадутся?! Вы ведь знаете меня! Это нелепо! Эбби, может, у тебя галлюцинации?! Может, ты сама колешься? Я видел тебя со шприцем!
- Картер, если это недоразумение, прости нас, - говорит Марк.
- Это недоразумение! – не успокаивается Картер.
- Мы должны были спросить тебя, - объясняет Марк.

Разозлённый Картер уходит, в сердцах хлопнув дверью. "Он лжёт, Марк," - говорит Кэрри. "Я знаю," - соглашается он.

Клео и Лука продолжают уговаривать Глорию сделать кесарево и спасти ребёнка. Гинекология отказывается делать операцию без согласия больной. "А если объявить её недееспособной? – не унимается Лука. – я думаю, она сама нанесла себе рану. Как может женщина носить ребёнка восемь месяцев, а потом обречь его на гибель?!" Зав. гинекологией советует ему вызвать психиатра. Если он разрешит, она сделает кесарево.

Элизабет и Питер борются за жизнь Николаса в операционной. Им приходится сразу оперировать сердце и ногу. Внезапно начинается кровотечение. Оказывается, вторая пуля пробила подмышечную артерию. Ценой огромных усилий им удаётся спасти мальчика.

Кэрри разговаривает с Марком. Она советовалась с юристом по делу Картера, не называя имён, конечно. "Это серьёзное обвинение, - объясняет Кэрри, – нужно быть осторожнее!". Анализы ничего не дадут, потому что он принимает анальгетики, прописанные врачом. Кроме того, такая просьба окончательно оттолкнёт Картера. Надо найти ему врача. Марк решает сначала поговорить с ним по душам.

Приходит психиатр, чтобы осмотреть Глорию. "Конечно, она эмоционально нестабильна… - говорит он Ковачу. – Возможно, у неё депрессия и даже изменение личности… Но признаков психоза нет." Лука пытается переубедить психиатра, ведь Глория опасна для других людей, а именно для своего ребёнка. На он заверяет его, что пока ребёнок часть Глории, он не рассматривается, как человек.

- Без судебного решения её нельзя трогать, - резюмирует он.
- На судебные дела нет времени. Ребёнок не может ждать! – продолжает Лука.
- А Вы попробуйте… Напишите заявление, - советует психиатр.

Картер курит во дворе на скамеечке. К нему подсаживается Марк и пытается завести беседу.

- Всё образуется… я уверен, - успокаивает его Картер. – Мне пришлось туго…
- Картер, тебе нужен врач.
- Позвольте мне разобраться самому.
- Больных пока не смотри. Занимайся проверкой карт, - говорит ему Марк.
- Я могу лечить больных.
- Картер, доверься мне. Я всё устрою, - заканчивает Грин.

Питер и Элизабет выходят из операционной, оживлённо беседуют. За эти их и застаёт Клео. Выражение её лица, мягко говоря, недовольное.

Эбби пытается объяснить Картеру мотивы своего поведения. Он грубо отшивает её. Она идёт выписывать регбиста и находит его без сознания и практически без пульса. Помедлив несколько секунд, Картер бросается к нему и спасает ему жизнь. Вбегает Марк и просит Картера отойти от больного.

Лука с нетерпением ждёт разрешение суда. Кэрри просит его дать ей слово, что он ничего не будет предпринимать, пока не придёт разрешение. Лука отвечает, что уговорит Глорию.

В ординаторской Марк обрисовывает ситуацию с Картером Бэнтону и Чен. Они не могут поверить, что такое могло случится. К разговору подключается Уивер. Она решает не рассказывать ни о чём Романо. Кэрри говорит, что, конечно, они должны жалеть Картера, но при этом необходимо дать ему понять, что существует только два возможных выхода из проблемы. Приходит Онспо, вызванный Кэрри.

Лука всё ещё пытается вразумить Глорию. Ребёнок в опасности. Пульс падает. Ковач решает делать кесарево на свой страх и риск и просит Клео ассистировать. Она отказывается и не даёт ему сделать операцию. Ребёнок умирает.

Кэрри просит Картера зайти в палату. Там уже все в сборе: Онспо, Бэнтон, Марк, Эбби, Йень-Мэй… Картер понимает, о чём пойдёт речь, и поворачивается, чтобы уйти. Но Онспо советует ему замолчать и послушать коллег. Начинает Марк: "Моя машина стоит рядом. Мы купили тебе билет до Атланты. Там есть наркологический центр, который специализируется на лечении врачей-наркоманов". Картер отказывается ехать. Марк продолжает его убеждать:

- У тебя 2 варианта: сесть в машину, поехать в аэропорт и улететь. И когда ты вернёшься, мы будем поддерживать тебя, как только сможем…
- Или я уволен?
- Да.
- Для всех нас вы небезразличны, - вступает Онспо. – И никто Вас не судит.
- Судите! Вы уже осудили меня!

Картер пытается убедить их, что у него всё в порядке, приводя новые и новые аргументы в свою защиту.

- Покажи руки, - просит Кэрри.

Это оказывается последней каплей в чаше терпения Картера:

- Знаете, что?! Всё!.. Всё, с меня хватит!!! Я ухожу! – он бросает халат Марку и выбегает из палаты.
- Что и всё? - в недоумении и растерянности спрашивает Онспо.
- Нет, - отве6чает Питер и бежит вслед за Картером.

Бэнтон догоняет его и пытается отговорить:

- Что теперь, всё коту под хвост, всё, ради чего ты вкалывал 8 лет?! – негодует Питер.
- Это вы поставили мне ультиматум! – отвечает Картер.
- Ты сядешь в машину!
- Чёрта с два!
- Ты не уйдёшь! Чем это кончится?! Сегодня фентонил, а завтра ты окажешься в морге или, как твой братец, в приюте для идиотов?!

Картер что есть силы ударяет Бэнтона, тот падает. "Хочешь драться – пожалуйста, - говорит Питер. – но так или иначе ты сядешь в машину!" Картер плачет, Бэнтон обнимает его. "Ничего, брат. Ничего, Картер," - успокаивает он его.

Глория рожает уже мёртвого ребёнка. Лука, едва сдерживаясь, объявляет время смерти.

Кэрри, Марк и Элизабет обсуждают в регистратуре удачное завершение “дела Картера”.

Приходит разрешение суда на кесарево сечение.

Понурый Лука стоит на платформе в ожидании электрички. Поезд уходит, а он так и остаётся стоять.

Картер и Питер летят на самолёте в Атланту…


Реклама! sorry :))


Спонсор проекта ZENON N.S.P.

[НАЗАД]