Сезон Седьмой

Эпизод 12

7x12 Поражение (Surrender)
(перевод Александры Кошмановой)

Written By: R. Scott Gemmill и Joe Sachs (Р.Скотт Джеммил и Джо Саш)
Directed By: Felix Enriquez Alcala (Феликс Энрикес Алкала)

Сюжет 1: Керри

Керри принимает душ, размышляя о чем-то. Ее мысли прерывает стук в дверь, и мы слышим голос Ким Легаспи. Ким говорит Керри, что оставила полотенце на раковине, за что Керри ее благодарит. Ким интересуется, когда у Керри начинается смена, Керри отвечает, что в девять и Ким говорит, что тогда ей нужно поторопиться. Ким предлагает Керри выпить кофе, и, когда Керри выходит из душа, она протягивает ей чашку кофе. Ким замечает, что Керри одета в ее рубашку и говорит, что ей очень идет. Керри чувствует себя неловко, но благодарит за комплимент. Ким говорит, что хорошо, что у нее 40 литровый нагреватель воды. Потому что Керри любит долго нежиться в душе. Керри пытается извиниться, но Ким только смеется, признав, что она тоже любит долго принимать душ. Когда Ким видит, что Керри надевает пальто и собирается уходить, она переливает кофе из кружки в термос и отдает его подруге. Ким подходит Керри и спрашивает, не очень ли ее шокирует то, что произошло этой ночью, она говорит, что” в первый раз может быть…” но не договаривает. Керри уверяет, что все в порядке, что было “немного странно”, но “хорошо”. Ким пытается поцеловать Керри на прощание, но Керри стесняется такого проявления чувств и поцелуй выходит неловким. Керри хочет взять с Ким слово, что все, что произошло, останется “между ними”. Ким соглашается, но выглядит немного обиженной. Лука вызывает Керри и просит ее позвать рентгенолога, чтобы разобраться с рентгеновскими снимками, которые они перепутали. Лука рассказывает Керри, что он осматривает пациента, который повредил руку во время какого-то происшествия, но пациент не отвечает ни на один вопрос. Керри понимает, что пациент просто не говорит по-английски и обращается к нему по-испански. Но ей все равно не удается ничего узнать. Она спрашивает у Луки, как больной попал в приемное, и тот отвечает, что он приехал на такси, а потом Малик увидел, что ему требуется помощь. Керри отзывает Луку в сторону и говорит, что они должны обратится в эмиграционную службу, так как кажется несчастный случай с пациентом произошел на производстве, где использовалась нелегальная дешевая рабочая сила, а пациент просто боится потерять работу. Если расскажет обо всем. Лука пытается убедить Керри, что это личное дело пациента – давать какую-то информацию, и что ему не нравится, что Керри хочет придать все огласке. Керри просит Ким осмотреть пациента, чтобы узнать, нужна ли ему помощь психиатра. Когда Ким снова подходит к Керри с результатами осмотра, она рассказывает ей, что сегодня получила из прачечной блузку, которая пахнет прокисшим молоком. Керри наклоняется к Ким, чтобы понюхать ее руку и самой убедиться в этом, как вдруг замечает Элизабет, проходящую мимо. Керри смущена, и Ким, замечая это, переводит разговор на проблемы пациента, которого осматривала, и говорит, что не видит причин больше держать его в больнице. Во время своей смены Керри подходит к столу администратора, где Малуччи и Лука обсуждают пациентку Дэйва. Пациентка страдает от рака яичников и Малуччи считает, что лучший способ лечения – гистероктомия. Керри спорит с Малуччи, она говорит, что пациентке все равно, так как она лесбиянка и ей не нужна матка. Малуччи не уверен в том, что его пациентка лесбиянка, но говорит “вам лучше заметно”. Френк сообщает Керри, что ей звонили из эмиграционной службы, и Лука, услышав это, злится на Керри, за то, что она позвонила туда против его воли. Керри говорит, что они обязаны сообщать в вышестоящие инстанции о нарушении техники безопасности на производстве. Весь персонал приемного занимается множественной травмой – пострадавшими от пожара в подвале. Керри встречает вновь прибывающие машины скорой помощи и один из пострадавших, сотрудник эмиграционной службы, интересуется у нее состоянием других пациентов.Он объясняет, что некоторые из людей все еще находятся в горящем подвале. Он рассказывает Керри, что они получили наводку на незаконное поселение эмигрантов, и, когда они приехали туда, чтобы устроить облаву, среди людей началась паника, и кто-то уронил обогреватель и начался пожар. Страшная догадка посетила Керри, когда она вспомнила сегодняшнего пациента Луки. Два пострадавших (один из которых - больной Ковача) разговаривают о чем-то по-испански, и Лука хочет знать, что они говорят. парамедик переводит, что они работают вместе. Услышав это, Лука выходит в коридор и встречается взглядом с Керри. Он смотрит на нее с отвращением и злостью. Факт, что эти два пациента работают вместе, подтверждает худшие опасения Уивер – облава и пожар в подвале – результат ее звонка в эмиграционную службу. Керри идет во вторую травму помочь Малуччи с пострадавшим во время пожара пациентом. Это женщина. Которую ударило током, видимо, когда она пыталась спасти свою пятилетнюю дочь. Женщина что-то бормочет по-испански, и Малуччи удается понять, что она просит найти ее дочь. Керри приказывает Хале объявить по интеркому о пятилетней девочке, которая тоже должна быть в приемном. Эбби находит ребенка и приводит ее к матери. Мать разговаривает с дочерью, пока Керри занимается ею. Эбби говорит, что с девочкой все в порядке, только небольшие ушибы. Керри понимает, что мать нужно интубировать, но она не хочет делать этого на глазах ребенка. Эбби выводит девочку в коридор. Состояние матери ухудшается. У нее начинаются судороги, и останавливается сердце. Керри вынуждена начать дефибрилляцию. Она работает над женщиной более 25 минут, но безрезультатно. Ей приходится констатировать смерть. Выходя в коридор, она оглядывает всех пострадавших и снова встречается с укоряющим взглядом Луки. Смена Керри заканчивается разговором с работником социальной службы, который спрашивает у нее, говорила ли мать пятилетней девочки что-нибудь о том, есть ли у них родственники в США. Керри отвечает, что у них не было времени получить от матери какие-нибудь сведения. Уивер спрашивает, что будет с девочкой, на что социальный работник отвечает, что пока ее поместят в приют. Они не могут депортировать ее, пока не установят, что ее семья находится в Гватемале. Если никаких родственников не найдут, то девочку отдатут в испаноговорящую приемную семью. Керри выходит из больницы и садится в машину. Она доезжает до своего дома, подходит к двери и останавливается. Она облокачивается на стену. Керри выглядит очень расстроенной и уставшей. Она спускается по лестнице, идет вниз по улице на платформу. Она садится на электричку и едет до нужной остановки. Падает снег, оседая на ее волосах. Керри подходит к двери и стучится. Дверь открывает Ким, которая явно удивлена ее приходом. Она улыбается, обнимает Керри и помогает ей войти в дом.

Сюжет 2: Картер

Картер идет по коридору, разговаривая с сестрой. Он приехал в реабилитационный центр, где живет его кузен Чейз. Сестра рассказывает Картеру, что Чейз ничего не ест. Картер интересуется, что по этому поводу думает лечащий врач Чейза, но сестра отвечает, что в этом нет необходимости, так как Картер здесь. Картер спрашивает, что она имеет в виду, и сестра отвечает, что Чейзу просто одиноко. Картер входит в палату Чейза и видит брата сидящим у окна. Чейз не смотрит на Джона. Картер извиняется за то, что не навещал его, он говорит, что был занят. “Целый год?” спрашивает Чейз. Картер признает, что его занятость – плохая отговорка. Он замечает, что Чейз стал лучше говорить, но тот никак не реагирует. Сестра приносит протеиновый коктейль, который попросил Джон, и он заставляет брата его выпить. Когда Картер становится чересчур настойчивым, Чейз кричит “нет!” и выбивает стакан из рук Джона. Он просит Картера уйти. Картер начинает свою смену, не зная, что Уивер решила по поводу его признания. Он напоминает Керри, что та хотела видеть его перед начало смены. Керри говорит Картеру, что то, что он сам честно признался ей в своем “проколе” - хороший знак, и она не собирается увольнять его. Она спрашивает, сколько дней реабилитации он уже прошел. Картер отвечает, что 240, и Уивер говорит ему, что с сегодняшнего дня он должен начать все с начала. На 90дневный период ему запрещается выписывать и назначать лекарства, содержащие наркотики. Он также обязан каждый день посещать собрания Анонимных Алкоголиков, что должно быть подтверждено документально. Керри напоминает Картеру, что это его последний шанс, и любой “прокол” будет означать крест на его медицинской карьере. Картер соглашается с условиями Керри и возвращается к работе. Во время смены, Картер встречает Эбби, которая просит его осмотреть пациента, на что картер сообщает, что не может выписывать наркотики. Он рассказывает Эбби о своем разговоре с Уивер, и та говорит, что очень рада, что Картер все-таки признался. Джон благодарит Эбби за поддержку. Позднее Картер ассистирует Бентону в лечении пострадавшего во время пожара. Пациент очень агрессивен, и Питеру тяжело осматривать его раны, так как тот не может лежать спокойно. Лили помогает им, но тут ее зовет Чуни, и Бентон с Картером остаются одни. Они пытаются успокоить больного, и Питер просит Картера вколоть пациенту Версед, (успокоительное, в состав которого входит наркотик). Но Картер отказывается, сообщая, что не может этого сделать, потому что ему запрещено. Питер настаивает, говоря, что иногда можно отступить от правил, но Картер отвечают, что если он сделает это, его уволят. Питер продолжает настаивать, и картер выбегает из смотровой, чтобы найти кого-нибудь, кто поможет Питеру. Он подходит к Керри и Малуччи, которые занимаются пострадавшим при пожаре. И просит Дэйва заменить его. Он говорит, что нужно вколоть успокоительное, а он не может этого сделать. Керри приказывает Малуччи помочь Картеру. Дэйв уходит После этого Картер возвращается к своему пациенту, которого Питер уже везет в операционную. По дороге к лифту Картер извиняется перед Бентоном, объясняя, что ему запретили иметь дело с наркотиками. Питер не принимает его объяснений и говорит, что собирается поговорить с Керри насчет ее несправедливости по отношению к Картеру. Картер просит Питера ничего не говорить Уивер, он обещает, что сам справится с этим . Но Бентон позднее все-таки находит Керри и интересуется у нее, как долго еще продлится испытательный срок Картера. Он не в курсе, что все началось по второму кругу. Керри отвечает, что дела Картера его не касаются, но от Питера не так-то легко отделаться. Он набрасывается на Керри, говоря, что Картер не принимал ничего уже 8 месяцев и что с него достаточно. Керри спрашивает “Ты уверен?”, и Питер вдруг понимает, что она имеет в ввиду. В конце дня Картер находит Питера сидящим в ординаторской и просматривающим документы, поданные абитуриентами в мед.институт. Картер интересуется, чем Питер занимается, и Питер неохотно отвечает ему. Картер чувствует, что отношение Питера к нему изменилось, и спрашивает, говорил ли тот с Керри Уивер. Когда Бентон отвечает, что да, Джон понимает, что Питер обо всем догадался. Покидая ординаторскую, Картер хочет рассказать Питеру, что это ничего не значило, это было всего один раз, и он выплюнул эти таблетки. Картер снова приходит к Чейзу, он приносит ему шоколад и пакет полный еды. Чейз снова говорит Картеру, чтобы тот убирался, но Джон так просто не сдается. Картер объясняет, что он так долго не приходил к Чейзу, потому что боялся признать, что он сам такой же как Чейз. Он рассказывает брату, что после нападения и смерти Люси он пристрастился к обезболивающему. Выражение лица Чейза меняется, когда он слышит это. Картер продолжает, признаваясь, что потом он стал вкалывать себе морфин, демедрол и все остальное, что он мог найти. Он рассказывает, что его застукали, и он был вынужден лечится в реабилитационной клинике. Он прошел всю программу реабилитации, но так и не поверил в то, что это ему поможет. Потом, после некоторого времени, он снова чуть не сорвался. Картер признается Чейзу, что наркотики – первое, о чем он думает, когда просыпается, и последнее, когда засыпает. “Я – наркоман, Чейз” - признается Джон. После всего услышанного Чейз поворачивается к Картеру и спрашивает, принес ли тот ему картошку-фри. Картер улыбается и бросает брату пакет с едой, который он принес.

Сюжет 3: Элизабет

Романо входит в кабинет Элизабет и начинает отчитывать ее за то, что она отменила все свои утренние операции. Элизабет, которую почти не видно за стопками бумаг и карт, объясняет, что она “не отменила их”, а просто “перенесла”. Романо не устраивает это объяснение, и он замечает, что перенесенные операции – это сложные операции. Элизабет говорит, что это простое совпадение. Она готовится к инспекции министерства здравоохранения, которая будет в следующий понедельник, и перенесла операции, чтобы разобраться с бумагами. Романо заявляет, что ему нужен такой заместитель врача по хирургии, который бы был хирургом, а не конторской крысой. Он говорит, чтобы Элизабет начала работать немедленно, и назначает ее дежурной по приемному на сегодня. Элизабет протестует, но Романо уходит из ее кабинета, говоря, что ей всего лишь надо будет спуститься вниз, если ее вызовут. Марк и Элизабет занимаются 15-ти летним пациентом с огнестрельной раной головы. Парамедик рассказывает Марку, что мальчик и его друг играли в “русскую рулетку”. Когда Марк замечает, что мальчик не реагирует на болевые раздражители, Элизабет предполагает, что это из-за алкогольного опьянения (она чувствует запах алкоголя). Элизабет приказывает принести кровь, Марк интересуется, зачем она ей нужна, и Элизабет объясняет, что кровотечение из раны в голове является причиной того, что давление мальчика упало. Марк разрешает ей сделать переливание, однако он не соглашается с тем, что оно поможет спасти мальчика. Позднее, когда Элизабет снова встречает Марка, она признает, что ее поступок и метод лечения, скорее всего, были бессмысленны. Элизабет ассистирует Марку в лечении одной из жертв пожара. У их пациента очень низкий уровень гематокрита. Марк предполагает, что это из-за повреждений аорты, Элизабет растеряно отвечает, что ей бы хотелось дождаться результатов анализов. Малик приносит результаты – уровень гематокрита очень низкий – 31. Марк спрашивает Элизабет, нужно ли везти больного в операционную, на что Элизабет отвечает, что не хотела бы оперировать без особой необходимости. Марк и малик удивленно смотрят на нее, и Элизабет ничего не остается, кроме как сказать “Ну, хорошо” и повезти пациента в операционную. В операционной Элизабет начинает ультразвуковое обследование, стараясь обнаружить повреждение аорты. В конце концов, ультразвук подтверждает разрыв аорты, и Элизабет начинает подготовку к операции. Пациент Элизабет теряет слишком много крови, и, кажется, Элизабет уже отчаялась спасти его. Анестезиолог и сестры предлагают ей просто зажать аорту, временно ограничив доступ крови к нижней половине тела. Элизабет не соглашается, так как боится, что это может привести к параличу. Анестезиолог отвечает, что, если она этого не сделает, пациент умрет. В отчаянии Элизабет просит сестру позвать Романо. Сестра возвращается, сообщая, что нигде не могла найти его. Тогда Элизабет просит вызвать любого дежурного ординатора, что вызывает удивление ее коллег. Элизабет нервничает, просит еще крови, хотя всего несколько секунд назад ей сказали, что крови больше нет. В конце концов, она полностью теряет контроль над собой, бросая окровавленный тампон через всю операционную. Он ударяется в стеклянную дверь и падает. За стеклом, незаметный для Элизабет, стоит Романо и наблюдает за происходящим. Он видит, как Элизабет пытается поддерживать жизнь в своем пациенте. Он наблюдает из темноты за тем, как Элизабет, наконец, решается пережать аорту, как и предлагалось. Когда это поворотное решение принято, она начинает процедуру все с более растущей уверенностью в себе. В этот самый момент. Под зорким наблюдением Роберта, Элизабет снова обретает былую силу, понимает, что она классный хирург и берет ситуацию под контроль. Романо, увидев то, что он и надеялся увидеть, уходит от двери так же незаметно, как и подошел к ней. Позднее Элизабет осматривает своего пациента в послеоперационной палате. Она проверяет, как он реагирует на болевые раздражители, и очень счастлива от того, что чувствительность в его ногах не пропала, и что он может шевелить пальцами. Больной немного удивлен ее слишком бурной реакцией. В палату входит Романо и спрашивает, зачем Элизабет его искала. Элизабет отвечает, что у нее была сложная операция, и ей требовалась помощь, но, в конце концов, ей удалось самой “вытащить” пациента. Романо говорит ей, что именно так она и должна всегда поступать, и, сообщая, что опаздывает на ужин, выходит из палаты.

Сюжет 4: Бентон

Романо подходит к Питеру, который готовится к операции. Романо говорит ему, что его операцию будет проводить другой врач, и что у него есть для Питера “заманчивое предложение”. Романо спрашивает, доволен ли Бентон своим положением в больнице, на что Бентон отвечает, что после того как Романо его уволил, и он работает не в полную смену, ему очень мало платят. Романо спрашивает, устроит ли его ежегодная прибавка в 10 тысяч долларов и полный социальный пакет. Питер выглядит удивленным, Романо поднимает планку до 20 тысяч и говорит, что это последнее предложение. Он также объясняет Питеру, что за эти деньги тому придется выполнять кое-какие “административные обязанности”. Питер спрашивает, серьезно ли Романо говорит, на что Романо отвечает, что Питер хорошо работает, и ему надо быть полным садистом, чтобы не поощрить это. “Что ты задумал?” - все еще недоверчиво спрашивает Бентон. Романо тут же начинает отказываться от своего предложения. Питер останавливает его, и Романо интересуется, готов ли Питер принять его предложение. “Конечно”. Говорит Бентон, пожимая ему руку и заключая сделку с Дьяволом. Все еще держа Питера за руку, Романо тянет его вниз по коридору, со словами “нам сюда”. Бентон следует за Романо в комнату, где его тут же ослепляют вспышки фотокамер. Питер и Романо вошли в конференц-зал, заполненный репортерами. Романо подходит к трибуне, и подзывает Бентона, говоря ему не стесняться. Романо объясняет репортерам, что Окружная больница обеспокоена уменьшением количества афроамериканских членов персонала и студентов, проходящих практику. Он объясняет, что для того, чтобы исправить эту ситуацию он назначил доктора Бентона главой социального отдела больницы, который и будет заниматься этой проблемой. Он говорит, что резюме Питера, журналисты могут найти в тех папках с информацией, которые он для них подготовил. После этого Романо покидает трибуну, и все внимание переключается на Бентона, который вынужден отвечать на множество вопросов, к которым он абсолютно не готовился. После пресс-конференции, Петер возмущается тем, что устроил Романо, и говорит, что ему не нравится, когда его используют. Когда Питер предполагает, что Романо назначил его только потому, что он афроамериканец, Романо соглашается и говорит, что у него больше не было кандидатур. Романо также напоминает Бентону, что эта должность приблизит его к полному рабочему дню, и что Питеру просто надо “пересилить себя”. Их разговор заканчивается тем, что Романо заходит в кабинет Элизабет, захлопывая дверь перед самым носом Питера.

Сюжет 5: Марк

Керри встречает Марка, когда он приходит на работу, около стола администратора и спрашивает, как идут дела. Он начинает зачитывать ей имена больных, которые поступили сегодня, но Керри перебивает его, говоря, что спрашивала как идут дела у него самого в первый день работы. Марк говорит, что пока все в порядке, но он даст ей знать после конца его четырехчасовой смены. После этого Керри спрашивает у Марка о пациентах, и он рассказывает, что троим из них необходима консультация хирурга, но Питер занят на пресс-конференции. Во время разговора Керри замечает, что у Марка небольшие проблемы с речью, особенно в использовании личных местоимений (он путает местоимения “она” и “он”). Он снова говорит “она”, рассказывая о Питере, но, когда Керри спрашивает его, кто это “она”, он словно не понимает, что Керри имеет в виду. Керри ничего не говорит о его речевых ошибках, хоть и выглядит обеспокоенной. После того как Марк передает лечение 15-ти летнего подростка с огнестрельным ранением (см. сюжет 3) в руки Элизабет, он решает поговорить со вторым мальчиком, который имеет незначительные ранения лица от той же пули. Керри осматривает 19-ти летнего пациента, а Марк расспрашивает его о “русской рулетке2 в которую они играли. Мальчик кажется не чувствует никакой своей вины в состоянии друга, что раздражает Марка. Марк продолжает разговор с пациентом и снова употребляет “она” место “он”. Подросток спрашивает, о ком Марк говорит, и тот понимает, что использовал не то слово и исправляет свою ошибку. Марк спрашивает Керри, вызвала ли она полицию, но не получает ответа. Позднее, Керри встречает Элизабет около лифта и спрашивает, как дела у Марка. Элизабет говорит, что Марк немного устал, но Керри спрашивает, заметила Элизабет, что Марк путает слова. Элизабет удивлена, она отвечает, что не замечала за ним этого. Она интересуется, что сам Марк думает по этому поводу, но Керри отвечает, что Марк, похоже, сам не замечает, как делает ошибки. Марк осматривает пациента-сердечника. Он собирается выписывать больного, и передает ему лекарства, которые посоветовал кардиолог. Жена пациента протестует, потому что Марк не положил ее мужа в больницу. Марк пытается объяснить, что кардиолог считает, что лечение может происходить и на дому, но жена требует мнение другого врача. Марк теряет самообладание. Он грубо говорит, что ее муж страдает избыточным весом, у него ангина, и он должен перестать есть пиццу, жареную картошку и бургеры и заняться спортом. Он говорит, что это единственный способ для ее мужа не умереть в последующие 2 года. Высказав свою точку зрения, Марк уходит. Картер сообщает Марку, что к ним с минуты на минуту прибудут жертвы пожара. Хотя четырехчасовая смена Марка и закончилась, он решает остаться и помочь персоналу приемного. Керри, которая беспокоится за Марка, просит его не напрягаться. Когда все успокоилось, Марк наконец-то заканчивает смену. Он рассказывает что-то Картеру о пациенте и снова говорит “она” вместо “он”. Картер поправляет его, а Марк в ответ говорит, что он просто устал.


Реклама! sorry :))


Спонсор проекта ZENON N.S.P.

[НАЗАД]