Сезон Седьмой

Эпизод 13

7x13 Да будет воля твоя (Thy Will Be Done)
(перевод Александры Кошмановой)

Written By: Meredith Stiehm и Joe Sachs (Мередит Стим и Джо Саш)
Directed By: Richard Thorpe (Ричард Торп)

Сюжет 1: Марк

Марк приходит в больницу на лучевую терапию перед началом своей смены. Через восемь дней все это лечение останется в прошлом, будет забыто как кошмарный сон. Смена Марка в приемном началась. Вместе с Ренди Марк замечает, что на доске записано много пациентов с гриппом. Молодая женщина подходит к столу администратора. Она все утро твердила персоналу, что “ее доктор” обещал поменять ее использованный шприц на новый. Она уже спрашивала Хале и Картера про новый шприц, но они оба объяснили, что больница не производит обмен шприцов. Но, когда девушка видит Марка, то получает другой ответ. “Вот мой врач”, говорит девушка, и Марк здоровается с ней, называя ее по имени. Когда девушка повторяет свою просьбу, Марк поручает Хале выдать ей чистый шприц, объясняя, что вчера лечил нарыв на руке этой пациентке. Хале удивлена, но Марк говорит, что если девушка будет использовать чистые шприцы, места уколов не будут гноиться. Он просит девушку придти еще раз на обследование, но та, видимо, не собирается этого делать. Малуччи, который присутствовал при обмене шприцов, спрашивает, будет ли Марк заполнять карту или выписывать девушке рецепт, на что Марк отвечает, что нет, так как “это просто трата времени”. Марк осматривает мистера Рамиреса, у которого воспаленные гланды и кашель. У него были такие же симптомы в прошлом году, и тогда это была стрептококковая инфекция. Марк отрицает это, сообщая пациенту, что у того простая простуда. Мистер Рамирес протестует, он просидел в очереди 3 часа и хочет получить рецепт на антибиотики. Марк отказывается выписать лекарства, говоря, что они не помогут. Марка вызывают на осмотр 85ти летней женщины с эмфиземой, которую привезли в приемное парамедики. Они рассказывают Марку, что у женщины не было пульса в течение 20 минут, сердце завести не удалось. Но ее родственники все равно хотели, чтобы ее отвезли в больницу. Марк выглядит раздраженным и замечает, что женщина, должно быть, умерла в собственной постели. Он практически не пытается реанимировать ее, называет время смерти и идет сообщить об этом родственникам. Марк сталкивается с Малуччи в коридоре. Дэйв только что осматривал женщину с бронхитом и хочет выписать ей амоксиллин. Марк говорит, что ей не нужны антибиотики, но Малуччи замечает, что женщина настаивает на том, чтобы их ей выписали. Марк говорит, что женщине нужно объяснить о побочных явлениях антибиотиков, но Малуччи отвечает, что “проще выписать рецепт, чем спорить с пациентами”. “Если ты подкармливаешь медведей, они снова приходят, но в другой раз, им потребуется больше еды” предупреждает Марк. Эпидемия гриппа прогрессирует, все больше гриппозных больных приходит в приемное. Клео приносит Марку карту и говорит, что пациент хочет поговорить с кем-нибудь из “начальства” насчет получения антибиотиков. Марк следует за Клео в палату, где Сара Делл жалуется ему на то, что плохо себя чувствует уже в течение трех дней. Марк объясняет, что антибиотики не помогут ей справиться с гриппом, на что женщина рассерженно заявляет, что ей не хотят выписывать антибиотики только потому, что она бедная и не имеет страховки. Марк, который уже сыт по горло жалобами, выходит вместе с женщиной в зал ожидания и спрашивает у всех ждущих своей очереди пациентов, у кого из них болит горло, насморк, кашель, боль в мышцах и температура. Практически все поднимают руки. “Пациенты, больные гриппом, не получат сегодня антибиотиков” громко объявляет он, “поэтому решайте сами, нужно ли вам ждать своей очереди”. Сразу несколько больных возмущенно покидают свои места. “Что ты делаешь?” спрашивает Клео. “Освобождаю место” отвечает Марк. “Разве это не нарушение законов приемного?” снова спрашивает она. “Ну, я же никого не выписал”, - холодно отвечает Марк, - “они ушли сами”. Доктор Романо находит Марка и интересуется у него, почему тот выдает шприцы наркоманам, ведь это нелегально. “Не тогда, когда от этого зависит жизнь пациента”, - отвечает Марк. “Сколько тебе вырезали мозгов?” - спрашивает Романо, но Марк утверждает, что обмен использованных шприцов на новые не ведет к распространению наркомании. “Мне все равно” отвечает Романо, - “нам не нужно, чтобы толпы наркоманов устроили из приемного проходной двор”. “Значит вы не заинтересованы в сокращении заболеваний СПИДом и … и…”- начинает было Марк, но не может подобрать нужное слово. Он несколько раз повторяет, пытаясь выговорить “Геп…геп…”. Марк старается, а Романо издевается над ним, пытаясь угадать, что тот хочет сказать: “Гепарин? Гептатлон?”. “Гепатитом” - заканчивает Марк. “Ну, наконец-то!” - язвительно восклицает Романо, - “Вот что я тебе скажу, если хочешь начать выдачу шприцов, занимайся этим у себя дома”. Романо сталкивается около лифта с Керри Уивер и сообщает ей, что у нее проблемы с персоналом, в частности с Марком Грином. “Он раздает шприцы и путается в словах”, - говорит Романо. Керри объясняет, что проблемы с речью у Марка – результат слабовыраженной афазии после повреждения речевых центров коры головного мозга во время операции, которую он перенес. Романо отвечает, что знает обо всем этом, но кроме всего прочего в характере Марка появились изменения – он стал много спорить. “Ты уже должен был привыкнуть к тому, что с тобой все спорят”, замечает Керри. “Просто приструни его”, говорит Романо. Элизабет Кордей спускается в приемное и встречается с Марком. Она хочет обсудить с ним время проведения их свадьбы. Во время их разговора о церемонии, Марк снова с трудом подбирает нужные слова. Сначала Элизабет не поправляет его, но потом замечает, что афазия постепенно проходит, и через пару недель от этого побочного эффекта не останется и следа. Марк не очень в этом уверен. Проходя мимо стола администратора, Марк замечает Хале, которая разговаривает с парамедиками по рации. В присутствии Керри Марк подходит к рации и выясняет детали. Сердце 65-ти летнего мужчины остановилось, когда он принимал ванну. Мужчину не могли реанимировать в течение 15 минут, и еще 10 минут потребуется, чтобы доехать в больницу. У пострадавшего также уже было 2 сердечных приступа, и он недавно перенес операцию по пересадке сердца. “Он уже умер”, - говорит Марк, приказывая парамедикам прекратить массаж сердца. Он говорит, что, так как мужчина недавно был у своего врача, тот должен подписать свидетельство о смерти. “А то перекладывает неприятности на нас”, - замечает Марк Хале, которая удивленно смотрин на него. “Он можем это сделать?”,- спрашивает Хале у Керри, которая подтверждает, что теоретически Марк имеет на это право. Марк называет по радио время смерти и поручает парамедикам не везти мужчину в больницу, а просто попросить родственников связаться с похоронным бюро. Хале осуждает его, но Марк отвечает, что в соблюдении ненужных условностей нет ни какого смысла. Спустя несколько минут, Марк слышит, как Клео разговаривает по рации. Парамедики, с которыми он недавно разговаривал, все-таки, привезли пациента. “Я уже объявил время смерти!”, - говорит Марк, но Клео объясняет, что родственники настояли на том, чтобы его привезли в больницу. Марк выбегает к машине скорой помощи, пытаясь воспрепятствовать тому, чтобы пациента привезли в приемное. “Он уже час как мертв!”, - восклицает Марк, но Керри, которая выбежала на улицу следом, просит его перестать. “Когда пациента привозят в приемное, его должны лечить”, - объясняет она. Марк раздражен таким поворотом событий, но идет за каталкой в первую травму. Он предлагает Чуни приложить электрошок к груди пациента, чтобы убить время, ведь все бесполезно, так как пациент уже мертв. Марк злится, делая вид, что пытается спасти пациента, но, в конце концов, объявляет время смерти. “Вон его семья”, - Керри указывает на двух женщин, стоящих за дверьми. “Надеюсь, это им помогло”, - говорит Марк. Марк покидает приемное в конце дня, но Керри догоняет его у выхода, настаивая на том, что им нужно поговорить. Она спрашивает, не рано ли он вышел на работу – его действия резки и непрофессиональны. Марк отвечает, что он просто старался быть реалистом. Она замечает, что у него проблемы с речью, и интересуется, а не случится ли так, что однажды во время реанимации он забудет название необходимого лекарства. “Этого не произойдет”, - отвечает Марк. “Я прошу тебя некоторое время повременить с работой”, - просит Керри. “А я говорю тебе – нет”, - отвечает Марк и уходит. Позднее мы видим Керри, сидящую в одиночестве за столом в ординаторской. Она смотрит на какой-то клочок бумажки, а затем набирает номер. “Мне нужна информация о профессиональной проверке врача, который, возможно, некомпетентен”, - говорит она и спрашивает, можно ли обсудить эту ситуацию утром в понедельник.

Сюжет 2: Малуччи

Картер спешит на помощь в первую травму, когда к нему подходит юноша по имени Джефф, который поступил с ангиной. Картер выписывает лидокаин и говорит, что хочет провести дополнительные анализы, так как у Джеффа температура держится уже две недели. Картер приносит результаты анализов. У Джека мононуклеоз. Джефф спрашивает об уровне белых клеток в крови, и Картер отвечает, что он немного повышен. Джефф спрашивает об уровне иммунных лимфоцитов, но Картер отвечает, что этот анализ они делают только тем, кто ВИЧ-положителен. Джефф отвечает, что он проверялся на ВИЧ пять месяцев назад, и результат был отрицательным, но с тех пор он у него был контакт с инфицированным партером, и они не предохранялись. Картер предостерегает его, насколько это может быть опасным, но Джефф только отвечает “Просто проверьте”. Картер собирается заканчивать смену, обсуждая своего пациента с Керри, упоминая, что Джефф ждет результатов анализа на ВИЧ. Керри просит Малуччи заняться пациентом Картера, но Картер не уверен, что стоит поручать это Дэйву. “Ситуация довольно деликатна”, - говорит Картер, “так как у Джеффа большой риск быть инфицированным”. “Ну, Малуччи может быть деликатным”, говорит Керри “Спасибо, босс”, - отвечает Малуччи. Картер все еще скептически настроен. Пациент отказывается пользоваться презервативами. Он спрашивает Малуччи, может ли тот поговорить с пациентом без своих обычных штучек. “Конечно” - отвечает Малуччи, усмехаясь, - “Я буду ангелом во плоти”. Малуччи входит в палату к Джеффу с результатами анализов. Шон, ВИЧ-инфицированный партнер Джеффа, стоит рядом с его кроватью, обнимая его за плечи. Малуччи просит Шона выйти, чтобы они с Джеффом могли обсудить результаты анализов наедине, но Шон просит разрешения остаться, и Джефф соглашается. “Как считаете нужным”, - отвечает Дэйв, - “Анализ показал отрицательный результат. Но тебе нужно прекратить рисковать”. Когда ни один из мужчин не высказывает облегчения или радости от услышанной новости, Малуччи спрашивает, в чем дело. Шон проводин рукой по волосам Джеффа и говорит, что они вместе хотят пройти через все это. Малуччи пораженно смотрит на них. “Ты специально хочешь подцепить вирус, Джефф?” - спрашивает Джефф юношу. “Мы это не так называем”, - защищаясь, отвечает Шон. “Правда? А как вы это называете? Самоубийством?” - говорит Малуччи. Шон просит Дэйва провести дополнительные анализы, чтобы окончательно убедится в том, что Джефф чист. Малуччи соглашается. Спустя некоторое время Дэйв возвращается. Джефф одевается, готовясь покинуть больницу. Шон ушел подогнать машину к выходу. Результаты анализа подтвердили, что у Джеффа нет ВИЧа. Но, кажется, юноша никак не реагирует на новость. “Вы с Шоном близки, да?” - спрашивает Малуччи, и Джефф отвечает утвердительно. Они вместе уже почти год. “Это хорошо, но разве отношения стоят того, чтобы умереть? Тебе 23, у тебя еще 50 – 60 лет здоровой жизни” - говорит Малуччи. Джефф отвечает, что ВИЧ для него неизбежен, кроме того, существуют лекарства, которые позволят ему не дать болезни прогрессировать. “ВИЧ может убить тебя” не соглашается Дэйв, - “Сейчас ты не болен, но можешь заболеть, если не будешь заниматься безопасным сексом”. “Я не хочу относиться к Шону как к прокаженному”, - отвечает Джефф, - “Я люблю его”. Джефф объясняет, что Шон считает, что они будут по настоящему близки, если не будут предохраняться. “Ему легко говорить”, - протестует Малуччи, - “у него уже есть вирус”. Малуччи провожает Джеффа до дверей и напоминает, что тот должен еще раз прийти на обследование. “Хорошо”, - отвечает Джефф, поворачиваясь к Шону, который ждет его у машины. “Отныне ты будешь предохраняться?” - спрашивает Малуччи. “Может быть”, отвечает Джефф, - “А, может быть, и нет”.

Сюжет 3: Лука и Епископ

Епископ Стюарт приходит в приемное и пытается найти доктора Луку Ковача. У регистратуры его приветствует Ренди, которая запомнила его, и делает комплимент по поводу шапочки, которая была на нем в прошлый раз. Подходит Лука и здоровается с Епископом, осуждая его за то, что тот не пользуется тростью, как они договаривались во время прошлого визита. Епископ просит выписать еще стероидов, которые помогают ему не чувствовать боль во время ходьбы. Лука спрашивает, виделся ли епископ со своим врачом Доном Фростом из больницы Святой Марии. Епископ отвечает, что вынужден был перенести встречу с ним, а в выходные Фрост не принимает. Лука говорит, что позвонит Фросту и предлагает епископу сдать анализы на содержание сахара в крови. “Сахар может быть немного высоким”, - предупреждает его епископ. У него “легкий диабет”, который тот контролирует с помощью диеты. Хале приносит Луке плохие новости насчет епископа. Лабораторные результаты показывают, что уровень сахара очень высокий, и епископу нужен инсулин. В его моче так же был обнаружен белок, и Лука решает заказать тест на волчанку (туберкулез кожи). Епископ признается, что он болеет волчанкой. Лука злится и обвиняет епископа в том, что тот солгал ему, объясняя, что стероиды могли нанести вред епископу, так как увеличили уровень сахара в крови. Епископ не приклонен и просит снова вколоть ему стероиды, чтобы он мог продолжать совершать визиты к прихожанам. “Без стероидов я буду прикован к постели”, говорит он. Епископ Стюарт собирается уходить, но Лука убеждает его остаться, чтобы провести полный осмотр. Он начинает объяснять, насколько волчанка серьезное заболевание, но епископ прерывает его “Я знаю, что делает волчанка. Я даже знаю, что я от нее умру”, говорит он. Лука приходит в смотровую, где лежит епископ. Лука говорит ему, что его ЭКГ в норме. Епископ спрашивает Луку, прихожанином какой церкви тот является. Лука говорит, что не ходит в церковь и не может вспомнить почему. Епископ спрашивает Луку, женат ли он, Лука отвечает отрицательно. “Еще не нашли того, кто бы вам понравился?”, - спрашивает епископ. “Да, что-то вроде этого”, - отвечает Лука. Луку вызывают в первую травму к 16ти летнему мальчику, который потерял сознание, когда он смотрел баскетбольный матч. У мальчика, страдающего ожирением, врожденный порок сердца и у него уже было 2 пересадки сердца. Ник, с трудом дыша, говорит Луке, что не хочет снова ложиться на операцию по трансплантации. Лука и Лили осматривают епископа, делая анализ, который показывает незначительные изменения в его ЭКГ. Епископ признает, что утром в течение получаса чувствовал боль в груди. Он говорит, что привык к этому. Лука боится, что у епископа вокруг сердца скопилась жидкость, что может привести к сердечному приступу. Лука хочет положить епископа в кардиологию для дальнейших тестов, но епископ отказывается. Родители Ника, мистер и миссис Стивенс прибывают в приемное и рассказывают Луке, что у их сына уже было 2 трансплантанта, и что он стоит в очереди на третий. Когда Лука спрашивает, что они думают об отказе Ника от трансплантации, родители говорят, что мальчик отказывается только тогда, когда у него депрессия. “Ник очень слаб и принимает 15 видов медикаментов в день”, говорит миссис Стивенс. Они просят, чтобы Лука связался с Центром по пересадке органов, чтобы у Ника был приоритет в получении донорского сердца. Лука снова разговаривает с Ником, и подросток повторяет, что не хочет еще одной операции, хотя Лука и говорит ему, что без операции он умрет. Мальчик говорит, что надеялся дожить до своего выпускного бала, но если он и не проживет столько, не страшно. Ник жалуется, что очень быстро устает, что с трудом может ходить, что ему нужно принимать таблетки каждые два часа, что он выглядит “как урод” из-за побочных эффектов от лекарств. “Жизнь не стоит этого”, говорит он. Мистер и миссис Стивенс обсуждают в коридоре наличие донорского сердца с Элизабет Кордей. Лука снова говорит им, что Ник не хочет новый трансплантант, он тщательно обдумал ситуацию, и у него есть веские причины для отказа. Родители Ника не согласны с Лукой. “Я не собираюсь сдаваться только потому, что он устал!” говорит мистер Стивенс. Луку и Элизабет вызывают назад в первую травму. У Ника только что произошла остановка сердца, и его нужно интубировать. Они применяют электрошок, а в это время мать Ника в слезах умоляет их спасти сына. Его сердечный ритм восстановлен, но Ник не приходит в сознание. Лука бросает взгляд на стекло, через которое за происходящим внимательно наблюдает епископ. “Вы вернули его к жизни, это было замечательно”, - позднее говорит Луке епископ. Лука рассказывает, что мальчик не хочет новое сердце. Эта новость огорчает епископа, по чьему мнению Ник должен бороться за свою жизнь. “Вы хотите, чтобы жизнь Ника была продлена, а сами приближаете свою собственную смерть, отказываясь заботиться о своем здоровье” с иронией в голосе замечает Лука.  Епископ Стюарт спокойно объясняет, что не хочет, чтобы слабым и прикованным к постели болезнью, а хочет быть таким же сильным, как Ник. “Я хочу подавать хороший пример и работать в церковном приходе так долго, как смогу, а потом умереть с достоинством”, говорит он. Но он также признает, что страх за свое положение охватывает его, когда он в одиночестве молится или пытается заснуть. В приемном появляется доктор Фрост, который напуган тем, что Лука давал епископу Стюарту стероиды во время его прошлого визита. Доктор Фрост рассказывает, что в прошлом году подобная ситуация привела к тому, что епископ оказался в отделении интенсивной терапии с осложнениями диабета. Он напоминает Луке, что у епископа уже есть один врач. “Епископ обычный человек”, говорит Лука. “Да, но только он наркоман, который скоро умрет”, отвечает доктор Фрост. “Ему просто хочется снова чувствовать себя нормально”, замечает Лука. Романо разговаривает с Лукой, везя Ника в операционную. “Мальчик очнулся и ориентируется в пространстве”, говорит Романо, “я рекомендую его для операции по трансплантации”. Лука отзывает Романо в сторону и объясняет, что Ник, который интубирован и не может говорить, не хочет операции. Романо напоминает Луке, что мальчик несовершеннолетний, а значит, родители принимают решения, касающиеся его здоровья. Лука выглядит расстроенным, когда Ника везут к лифтам. “Он подросток – что он знает о жизни?”, - спрашивает Романо, - “Через несколько лет он еще скажет нам спасибо”. Епископ Стюарт собирается покинуть больницу. Лука говорит, что доктор Фрост назначил ему новые анализы на понедельник, и добавляет, что Фрост был “разъярен” на него по поводу стероидов. Епископ спрашивает о Нике, и Лука отвечает, что его повезли на операцию. Епископ интересуется, жалеет ли Лука об этом. “Вы думаете, он должен был сам выбрать, как ему хочется жить?” спрашивает он. “Я думаю, да” отвечает Лука. “Я хочу работать” говорит епископ, поворачиваясь, чтобы уйти. Лука смотрит на него несколько мгновений, а потом спрашивает, нужны ли ему еще стероиды. Когда епископ отвечает утвердительно, Лука подходит к аптечке, открывает ее, достает пузырек и начинает его встряхивать.

Сюжет 4: Картер и Эбби

Парамедики привозят 58ми летнего мужчину в костюме клоуна, который потерял сознание на праздновании дня рождения, после того, как надувал шары на глазах дюжины двухлетних детей. Эбби работает над ним, а Малуччи отказывается, попросив Картера заменить его. “Что случилось Дэйв? Ты боишься клоунов?” смеется Эбби. “Может быть, у него неприятные воспоминания о цирке” подозревает Картер. Ренди говорит Картеру, что звонила его подружка и сказала, что не сможет прийти сегодня вечером, потому что простудилась. Картер расстроен. Ему нужно присутствовать на большом благотворительном вечере, и он не может пойти туда один. Чуни предлагает ему пригласить кого-нибудь из приемного, но отказывает ему, когда тот приглашает ее. Картер оглядывается вокруг и останавливается на Ренди, но та говорит, чтобы он даже не смотрел не нее. Осматривая клоуна, Картер просит Эбби об услуге: сопровождать его на ужине и танцах в историческом музее сегодня вечером. Его бабушка и дедушка проводят ежегодное мероприятие, объясняет он, и его ждут вместе с подругой. Эбби спрашивает у Джона, ради чего она должна помогать Картеру, когда положение пациента ухудшается. Картер просит Эбби позвать Керри Уивер. Эбби выходит в коридор и кричит “Доктор Уивер! Этот клоун умирает!”. Около стола администратора Картер снова просит Эбби о свидании, на что Эбби отвечает, что она просто обязана пойти с ним. “Тот, кто убил клоуна, не должен быть в одиночестве” говорит она. “Ты убил клоуна?” испуганно спрашивает Малуччи, который стоял неподалеку. “Нет” отвечает Картер, но Эбби добавляет “Он просто не смог его спасти”. В коридоре Эбби сталкивается с Лукой. Он говорит ей, что ее любимый певец выступает сегодня в баре отеля в 10 вечера. Эбби извиняется, говоря, что не сможет пойти, так как уже обещала Картеру пойти с ним на благотворительный бал. Она добавляет, что не согласилась бы на приглашение Картера, если бы знала, что Лука ее позовет. Лука отвечает, что все в порядке, желает ей хорошо повеселиться на балу. Позднее Лука просит Картера помочь с наложением швов. Но Картер объясняет, что уже должен уходить, и Лука вспоминает о благотворительном бале, о котором упоминала Эбби. Картер отвечает, что все будет “не так уж интересно”, и говорит, что Эбби просто помогает ему в трудной ситуации, согласившись пойти туда. Луке, кажется, абсолютно на это наплевать, он надеется, что их с Эбби выход в свет будет успешным. Картер приезжает в квартиру Эбби. Она выглядит растерянной, когда открывает ему дверь и видит его в смокинге, так как он не сказал ей, что прием официальный, и она одета в обычный брючный костюм. “Ты выглядишь потрясающе!” говорит Картер, когда Эбби уходит, чтобы найти подходящее платье. Эбби оставляет дверь спальни открытой, и в зеркале Картер видит отражение Эбби в черной комбинации. Смутившись и стараясь не смотреть в ее направлении, он пытается пристроить куда-нибудь маленький букет, который принес с собой. Через несколько минут Эбби появляется в комнате в розовом шелковом платье, которое она однажды надевала, будучи подружкой невесты. Когда они с Картером выходят на улицу, Эбби снова выглядит растерянной – перед подъездом их ждет лимузин. “Ты ведь не собираешься отвезти меня в аэропорт и заявить, что вечеринка будет в Париже?” спрашивает она. В лимузине Эбби и Картер обсуждают Луку, и Эбби говорит, что тот “ее не ревнует. Никогда” Их беседа прекращается, и оба чувствуют себя неловко. Эбби признается, что никогда не была в этом музее. Картер снова настаивает, что это неважно, но Эбби чувствует себя неуверенно, когда они приезжают. У входа - толпа хорошо одетых людей и фотограф неподалеку делает снимки вновь пребывающих гостей. “Тебе конец!” смеется Эбби. В музее Картер знакомит Эбби со своим дедушкой, сэром Джонатаном Трумэном Картером. Они ищут бабушку Картера, которая ушла поговорить с ведущим сегодняшнего благотворительного аукциона. Картер спрашивает Эбби, брала ли она уроки танцев, она отвечает, что нет. Картер уверяет ее, что тоже плохо танцует, и приглашает Эбби на танец. “Мне кажется, что я снова на весеннем балу в моей школе!”,- во время танца говорит Эбби, - “Я пришла на танцы с парнем по имени Сэт, хотя была влюблена в другого мальчика, Тима Стилмана. Тим позвал меня на улицу покурить, и мы больше не вернулись на эти танцы” вспоминает она. Картер отвечает, что Тим Стилман виноват в том, что Эбби так и не бросила курить, и они оба смеются. После танцев Эбби и Картер замечают Ричарда Локхарта, бывшего мужа Эбби. Он подходит поздороваться, но атмосфера остается напряженной. Ричард говорит, что пришел на этот вечер с Алексис, блондинкой, которая подошла к нему в этот момент. “А она достаточно взрослая, чтобы пить?” язвительно спрашивает Эбби, замечая бокал с шампанским в руке Алексис. В ответ Ричард узнает платье, которое надето на Эбби, и смеется над тем, что оно осталось еще со времен свадьбы ее сестры. Эбби выглядит разозленной. Они с Картером едут вдоль стоянки на лимузине. Эбби высунулась в окно и разглядывает припаркованные машины. Она ищет синее БМВ Ричарда, но Картер говорит, что они (Ричард и Алексис) могли приехать на машине Алексис. Они строят предположения о том, на какой машине может ездить Алексис, и Картер шутит, что она, скорее всего, водит “Лексус”. Эбби замечает машину Ричарда. Они вылезают из лимузина, и Эбби, используя авторучку Картера, хихикая, спускает заднее колесо машины бывшего. Потом она поскальзывается и ударяется головой о машину, срабатывает сигнализация. Они с Картером, хохоча, запрыгивают в лимузин и уезжают. С балкона над стоянкой, Картер и Эбби наблюдают, как машину Ричарда отбуксовывают. Они смеются над успешной местью, которая испортила Ричарду вечер, и возвращаются в лимузин. Эбби молчит, а потом говорит, что ей стыдно за то, что она испортила вечер и Картеру. “Почему?” спрашивает Джон, и Эбби перечисляет вандализм, факт, что они замерзли, и то, что Картер так и не увиделся с бабушкой. Картер говорит Эбби, что волноваться не стоит, ведь бабушка знает, что он приходил, а это самое важное. Они оба соглашаются, что замечательно провели время.


Реклама! sorry :))


Спонсор проекта ZENON N.S.P.

[НАЗАД]