Сезон Седьмой

Эпизод 19

7x19 Уплывая вдаль (Sailing Away)
(перевод Александры Кошмановой)

Written By: Jack Orman и Meredith Stiehm (Джек Орман и Мередит Стим)
Directed By: Laura Innes (Лора Иннес)

Сюжет 1: Эбби, Картер и Мэгги

Пятница

У Картера и Рины выходной, и они обсуждают свое сегодняшнее свидание, выгуливая Лабрадора Рины около больницы. Картер узнает, что Рина хотела достать два билета на какой-нибудь концерт или матч. В этот момент их окрикивает Эбби, которая присоединяется к ним. Поздоровавшись, они обсуждают Нормана – собаку Рины, как вдруг Эбби замечает что-то и указывает на это Картеру. Картер видит машину бывшего мужа Эбби, Ричарда. Эбби расстроено вздыхает и идет в больницу, чтобы узнать. Зачем пришел ее бывший, а Картер объясняет любопытной Рине, кто такой Ричард.

Внутри Эбби спрашивает у Ренди, не искал ли ее Ричард. “Твой бывший? В ординаторской, болтает с доктором Ковачем” - отвечает Ренди, и Эбби вздыхает и просит Ренди сообщить охране, что машина Ричарда припаркована на стоянке реанимобилей, что запрещено. Эбби заходит в ординаторскую, где Ричард, комфортно устроившись, разговаривает с Лукой о том, что Эбби так и не бросила курить. Эбби раздраженно интересуется, зачем Ричард пришел, и тот говорит, что не смог ей дозвониться. Он смотрит на Луку, который понимает его намек и уходит, оставив Локхартов наедине. Ричард сообщает Эбби, что ее мать Мэгги “снова отправилась в “путешествие”. Она сняла комнату в мотеле в Оклахоме”. Эбби в шоке, а Ричард добавляет, что ему звонил менеджер мотеля, у которого был старый номер телефона Эбби (номер Ричарда), он достал его из сумки Мэгги. Мэгги провела в номере 3 недели, а мужчина, с которым она поселилась там, уехал через неделю без нее. Эбби в полной растерянности пытается выяснить у Ричарда детали (“Ричард, она отвечает на стук в дверь?”), но все, что он может сообщить ей, это телефон менеджера мотеля. Выходя из ординаторской, он сочувственно говорит Эбби “Мне очень жаль”. Оставшись одна, Эбби снова тяжело вздыхает и надевает куртку.

Позднее к Эбби подходит Лука, они разговаривают и Лука узнает, что счет Мэгги в мотеле составил 800 долларов. Лука предлагает заплатить и переправить счет в Оклахому, но Эбби отвечает, что обещала менеджеру, что отдаст ему деньги лично в руки. Лука пытается убедить Эбби в том, что будет лучше, если ее мать из мотеля вытащит полиция, и ее поместят в больницу в Оклахоме. Эбби не соглашается и говорит, что если ее матери и нужно лечь в психиатрическую лечебницу, то Эбби удобнее, чтобы она легла в Чикаго. “Зачем ты это делаешь?” спрашивает ее Лука, и Эбби отвечает ему с таким лицом, словно говорит с ничего не понимающим ребенком “Потому что моя мать больна, Лука”! Лука говорит, что все прекрасно понимает, но напоминает Эбби, как Мэгги вела себя в прошлый раз. Чуни вызывает Луку к пациенту, но тот продолжает убеждать Эбби не лететь в Оклахому. “Это моя проблема”, - обрывает их спор Эбби.

Картер входит в приемное, ведя Нормана на поводке. Он подходит к Эбби, которая разговаривала по телефону, и спрашивает, что хотел Ричард. Эбби рассказывает ему о матери (“Она не выходит из номера и не отвечает на телефонные звонки”). Появляется Рина, которая достала обещанные билеты, и Картер просит ее подождать с Норманом на улице. Эбби расстроена тем, что билеты на рейс в Оклахому трудно достать, тогда Картер берет трубку и звонит своему “очень хорошему туристическому агенту”. Ожидая ответа, он узнает от Эбби, что Мэгги очень боится летать, и Эбби хочет полететь в Оклахому на самолете, а оттуда доехать до Чикаго на взятой на прокат машине. Картер спрашивает Эбби, будет ли Лука сопровождать ее, и, когда Эбби отвечает “нет”, просит агента заказать два билета в один конец.

В показанном параллельным монтажом разговоре Картер и Эбби рассказывают Рине и Луке о своем плане вместе поехать в Оклахому. Когда Эбби говорит Луке, что Картер предложил свою помощь, Лука обижено замечает, что он тоже предложил помочь. “Нет, ты предложил принимать решения за меня”, отвечает Эбби. На улице Картер объясняется с Риной, которая недовольна тем, что им придется отложить свидание, и билеты на матч пропадут. Она спрашивает, почему “парень” Эбби не поехал с ней, а Картер поедет. Норман начинает гавкать на Картера, и тот приказывает ему заткнуться, что еще больше раздражает Рину. В больнице Лука предпринимает последнюю попытку уговорить Эбби остаться, говоря ей, что она снова будет страдать. “Ты - то все знаешь о страдании, не так ли?”, - отвечает Эбби, и эти слова больно ранят Луку. Эбби поджимает губы и извиняется. Лука говорит ей “Хорошо, езжай” и уходит. На улице Картер, так же как и Эбби извиняется перед Риной, а Рина, так же как и Лука, уходит, бросая через плечо “хорошо, езжай”

Суббота

Ведя машину по шоссе, Картер пытается завести с Эбби разговор, но она отвечает ему односложно и рассеяно. Он спрашивает у Эбби, почему ее мать боится летать, и Эбби рассказывает ему о том, как в детстве они летели в Диснейленд, и в самолете у Мэгги случился приступ. Ее попытались успокоить стюардессы, и она провела остаток полета привязанная к креслу рядом с Эбби и непрерывно кричала. Картер спросил у Эбби, удалось ли им все-таки побывать в Диснейленде, и Эбби с грустной улыбкой отвечает, что нет.

Картер и Эбби прибывают в мотель “Ролл Он”. Эбби осматривается вокруг и говорит “30 лет и я все еще удивляюсь, что заносит ее в такие места”.

Менеджер провожает Картера и Эбби до номера Мэгги, по дороге рассказывая, что мужчина, с которым Мэгги приехала сюда, был дальнобойщиком. После того, как он выписался из номера. Мэгги продолжала какое-то время заказывать пиццу, а потом совсем перестала есть и не разговаривала с менеджером. Картер стучится в дверь, называя свое имя, но, как и говорил менеджер, Мэгги не отвечает. Менеджер открывает дверь своим ключом, напоминая Картеру, что тот должен заплатить по счету. Картер подает Эбби знак, чтобы она вошла в номер.

Мы видим Мэгги, лежащую без движения на кровати. Хотя на улице солнечно, в номере темно из-за опущенных занавесок. Беспорядок в комнате, звук проезжающих вдалеке машин, порыв ветра, ворвавшийся в комнату, спертый воздух – все вносит свой вклад в какую-то могильную, неприятную атмосферу номера. Эбби открывает шторы, чтобы впустить в комнату свет, и садится на кровать рядом с матерью. Она, кажется, осознает, что рядом кто-то есть только тогда, когда Эбби тихо шепчет ей “мама”. Мэгги, которая выглядит не по возрасту старой, слабо произносит имя дочери.

В ванной комнате Эбби наполняет ванну для Мэгги, которая сидит рядом в грязной одежде, ее волосы свалявшиеся, на лице грязные разводы. Эбби помогает матери раздеться. Картер стучит в дверь, спрашивая, как Мэгги, и Эбби просит его взять из машины одежду, которую она привезла для матери.

У машины Картер отвечает на звонок по мобильнику Эбби. Он не сразу понимает, что звонит Лука. Картер вводит его в курс дела, сообщив, что пока еще не осмотрел Мэгги. Картер достает вещи из багажника и замечает двух мужчин, которые смеются, глядя на него. Один из них спрашивает Картера, связан ли он с Мэгги. Не отвечая, Картер презрительно осматривает их и идет назад в номер.

Картер снова стучится в дверь ванной, чтобы сообщить Эбби, что он оставляет вещи на кровати и о том, что звонил Лука. Эбби не отвечает. Она соглашается на предложение Картера купить что-нибудь поесть. Эбби моет мать, которая сидит в ванной, обняв руками свои колени.

Мэгги, вымытая, в чистой одежде, молчаливо сидит на кровати, в то время как Эбби убирает в ее комнате. Картер возвращается с едой. Он называет Мэгги свое имя, упоминая, что они и раньше встречались, но Мэгги только бросает на него короткий взгляд и поджимает губы. Картеру дважды приходится повторять Эбби, что ей необязательно убираться в номере, он заплатит менеджеру и за беспорядок. Эбби подчиняется и начинает кормить свою мать, которая с отвращением отворачивается от предложенной ей пищи и выбивает вилку из руки Эбби. Эбби начинает терять самообладание и говорит, что им пора ехать, на что Мэгги твердит, чтобы ее оставили в покое. Эбби настаивает, но ее мать все больше и больше начинает возмущаться. Тогда Эбби говорит, что они просто вынесут ее отсюда на руках, что Картер и делает. Мэгги особенно не сопротивляется, а только снова и снова повторяет “Просто оставьте меня здесь. Почему бы вам просто не оставить меня здесь?”. Картер сажает ее на заднее сиденье и пристегивает ремнем безопасности. Втроем они начинают долгую поездку домой, оставляя дверь номера открытой.

Дорога. День. Картер смотрит в зеркало заднего обзора на Мэгги, которая заснула. Эбби извиняется перед Картером за то, что впутала его во все это, но он вежливо отвечает, что с этим нет никаких проблем, и интересуется, всегда ли приступы Мэгги проходят именно так. “Это всегда происходит по-разному”, - отвечает Эбби. Она рассказывает про прошлую попытку суицида, которую предприняла Мэгги, приняв снотворное. Эбби тоже смотрит на мать в зеркало заднего обзора.

В придорожной закусочной Эбби заказывает за мать, что раздражает Мэгги, которая сама заказывает кусок пирога. “Принесите еще и стакан молока, пожалуйста”,- просит Эбби официанта. Картер, сидящий рядом с Мэгги пытается разрядить обстановку, болтая о городах, которые они проедут по дороге домой, но женщины, нахмурившись, молчат. Картер снова пытается завести разговор, спрашивая у Мэгги, как она забралась в Оклахому. Он едва успевает договорить, когда Эбби отвечает ему “Можешь не пытаться спрашивать”. “Он может разговаривать со мной, если хочет” отвечает Мэгги. Эбби, усмехаясь, смотрит на мать. “Ну, и как ты забралась в Оклахому?” с сарказмом спрашивает она. “Не твое дело”, - отвечает Мэгги. Эбби ставит перед матерью флакон с таблетками Депакота (успокоительное, применяющееся в лечении маниакально-депрессивного синдрома), но Мэгги отказывается их принимать. Эбби устало вздыхает, так как давно уже привыкла к такому поведению матери. “Я не хочу заставлять тебя принимать лекарства. Я хочу, чтобы ты сделала это сама”, - говорит она. Эбби морщится, смотрит на Картера и, в конце концов, берет из флакона одну пилюлю. Эбби благодарит ее. Возвращается официантка с куском пирога. Мэгги встает в туалет, и Эбби решает сопровождать ее. Мэгги отказывается, говоря, что “сможет и сама сходить в туалет”, но Эбби непреклонна и идет за своей матерью в дамскую комнату. Мэгги закрывается в кабинке, а Эбби закуривает сигарету, растеряно глядя на свое отражение в зеркале.

Вечером в мотеле Картер звонит Рине, а Эбби - Луке. Из разговора понятно, что Рина все еще злится на него и сомневается в характере его отношений с Эбби. Эбби в это время рассказывает Луке о том, что произошло, но вдруг понимает, что ее матери нет в комнате. Испугавшись, она заканчивает разговор и начинает звать мать. Она находит Мэгги стоящей на балконе и облокотившуюся на перила. “Мне казалось, я закрыла эту дверь”, - говорит Эбби удивленно. “А я ее открыла”, - отвечает Мэгги. Мэгги говорит, что всего лишь хотела подышать свежим воздухом. Она указывает на семью, которая устроила барбекю у бассейна. “Я могу смотреть на таких людей часами”, - говорит Мэгги, - “людей, делающих покупки, завязывающих шнурки, делающих обычные рутинные вещи, которые им надоели до слез. Я считаю их счастливыми”, - голос Мэгги дрожит от слез, который скопились у нее в горле, - “Они живут нормальной жизнью!”. Эбби обнимает мать и говорит ей, что она тоже может жить нормальной жизнью, если будет принимать лекарства. Но Мэгги отмахивается от нее, в отчаянии ссылаясь на то, что пыталась жить нормально, выйдя замуж и подняв детей, которые теперь считают ее только обузой. Она говорит, что Эбби должна уже плюнуть на нее, потому что “ее уже поздно спасть”.

Воскресенье

Наше трио возвращается в Чикаго. Картер за рулем, Эбби рядом с ним, а Мэгги спит на заднем сидении. Эбби предлагает Картеру поговорить с Риной и взять на себя вину за то, что вовлекла Картера в эту поездку. Она считает, что нужно просто послать ей цветы, чтобы все уладить. “Она молоденькая”, - говорит Эбби и не может удержаться, чтобы не подколоть Картера, - “Если ты встречаешься с подростком, жди беды”. Картер отвечает, что вчера вечером они с Риной расстались. Эбби удивлена тому, что это произошло по такой глупой причине как пропущенный баскетбольный матч. “Это произошло из-за тебя”, - уточняет Картер. Рина не думает, что у него с Эбби роман, а просто считает, что Картер неравнодушен к Эбби. Картер и Эбби молчат несколько секунд, после того как оба задумались о теоретической возможности подозрений Рины. “Да ладно, ничего страшного”, - первым нарушает молчание Картер, - “Смирись этим, ты разбила семью”, - дразнит он Эбби, и сосредотачивается на дороге. Эбби с улыбкой бросает на него удивленные взгляды.

На заправке работающий там механик пытается содрать с Эбби деньги за ремонт им же самим проколотой шины. Эбби выводит его на чистую воду, а Картер говорит, что не заплатит не копейки, а если механик не починит им колесо, они позвонят в полицию. Пока они спорят, Мэгги (которая еще недавно спала на заднем сидении) выходит из машины и молча, глядя в никуда, начинает двигаться по направлению к скоростному шоссе. Эбби обращает на это внимание и успевает схватить Мэгги за руку, прежде чем та успела выйти на дорогу перед несущимся ей навстречу грузовиком. Мэгги, придя в себя, заявляет, что просто шла в магазин на ту сторону дороги для того, чтобы купить еду. Эбби говорит, что пойдет вместе с ней.

В магазине, пока Эбби выбирает еду, Мэгги крадет с прилавка несколько упаковок с лекарствами. Картер и Эбби ждут Мэгги снаружи, пока та зашла в туалет. В этот раз Эбби не пошла вместе с ней. Эбби размышляет вслух, был ли ее испуг при виде матери, двигающейся к шоссе, обычной паранойей. Картер идет расплатиться за починенное колесо, а Эбби стучит в дверь туалета. Через некоторое время Мэгги выходит. Эбби сообщает ей, что до Чикаго осталось два-три часа пути, а Мэгги благодарит дочь за то, что она приехала за ней в Оклахому.

Чикаго. Ночь. Картер рассказывает Эбби, что в юности он делал себе химическую завивку (причем дважды), что вызывает новую волну дружеских подколок и смеха. Картер паркует машину напротив дома Эбби. Мэгги снова заснула на заднем сидении. Эбби от всей души благодарит картера за то, что он поехал с ней. Картер пытается объяснить, что для него это было совсем не сложно (“Я, кстати, еще не разу не был в Оклахоме”, говорил он). Но Эбби качает головой “Нет, я правда очень тебе благодарна”, - говорит она. Картер улыбается ей и, что бы прервать неловкую паузу, выходит из машины, чтобы помочь Мэгги зайти в дом. Эбби поворачивается к матери и пытается разбудить ее, но Мэгги не реагирует даже тогда, когда Эбби начинает трясти ее. Эбби зовет Картера, и он осматривает Мэгги: ее зрачки не реагируют, сердечный ритм замедленный, они подозревают передозировку лекарствами, хотя и не знают, чем и где она могла отравиться. Эбби просит Картера вызвать скорую, но Картер говорит, что они быстрее успеют доехать сами, и садится за руль.

В больнице Лука уже готовится принять Мэгги, отдавая приказы сестрам. “Они уже здесь” замечает Хале, когда Картер сигналит снаружи. Лука выбегает на улицу и помогает переложить Эбби на каталку. Эбби говорит, что ее мать не реагирует ни на какие раздражители. Мэгги завозят внутрь, Лука выкрикивает приказания сделать полный анализ крови. Пока реанимация продолжается, Хале обнаруживает в сумочке Мэгги упаковку лекарств. Хале узнает это лекарство (димедрол – антигистоминовый препарат) и понимает, что Мэгги проглотила около 900 миллиграмм (обычная доза – 25 –50 мг). Картер начинает интубацию и обиженно смотрит на Луку, который кричит ему поторапливаться. Эбби не хочет следовать совету Луки постоять снаружи и дать им самим заняться ее матерью.

Работая над Мэгги, Лука мрачно замечает, что передозировка антигистамина может привезти к инфаркту миокарда, и Хале спрашивает у Эбби, как ее мать добралась до снотворного. Эбби с трудом сдерживает слезы.

Через некоторое время Мэгги удалось стабилизировать, теперь ее должны перевезти в палату. Хале, Эбби, Картер и Лука везут каталку к лифту. Картер обращается к Мэгги, прося ее сжать ему руку, но Лука замечает, что Мэгги не реагирует. Лука советует направить Мэгги в психиатрическое отделение, когда та очнется. Зайдя в лифт, Эбби смотрит на Луку и отвечает, что ее мать может вообще не очнуться. Двери лифта закрываются, и Лука с Картером обмениваются враждебными взглядами.

Эбби сидит в коридоре перед палатой своей матери. Лука тихо подходит к Эбби, протягивая ей чашку кофе, от которого она отказывается. Со вздохом Лука присаживается рядом. “Они ее экстубировали?”, - спрашивает он. Эбби говорит, что Мэгги проснулась и сорвала трубку. Ее жизненные показатели в норме. Лука снова заводит разговор о психиатре, и Эбби говорит, что уже попросила Ким Легаспи заняться ее матерью. Лука и Эбби сидят рядом, но избегают смотреть друг на друга. Эбби сокрушается “Я думала, что каждую секунду следила за ней. Мне нужно было послушаться тебя”. “С ней все будет в порядке”, - пытается успокоить ее Лука, но Эбби задумчиво потирает рукой подбородок и грустно шепчет “Она никогда не будет в порядке”.

Сюжет 2: Марк и Элизабет

Беременная Элизабет входит в халате на кухню, где Марк в это время переделывает кухонные шкафы так, чтобы их будущий ребенок не наткнулся головой на их углы. Элизабет замечает, что пройдет еще много времени, прежде чем их ребенок научится даже просто ползать, но Марк уверен, что их с Элизабет малыш будет развиваться очень быстро и расти “не по дням, а по часам”. Он предупреждает Элизабет не поднимать ничего тяжелого, а Элизабет пытается приблизить роды, делая легкие упражнения, прислонившись спиной к холодильнику.

В мастерской Марк заканчивает украшать колыбельку ребенка, напевая и танцуя под музыку, которая звучит так громко, что он не слышит, как Элизабет зовет его. Наконец, она привлекает его внимание, позвонив ему на пейджер. Когда Марк добегает до кухни, она смотрит на него с облегчением и счастливым ожиданием, сообщая, что “это началось”.

Окружная больница. Марк и Йен-Ми катят кресло с все еще улыбающейся Элизабет к лифту. Хале и Дэйв замечают приближающуюся парочку и тоже хотят поучаствовать. Клео и Ренди тоже присоединяются к компании. Они обсуждают схватки, обезболивание, предыдущий родительский опыт Марка и отсутствие его у Элизабет, а Дэйв предлагает купить сигары, чтобы отметить это событие. Будущие родители садятся в лифт. Через некоторое время мы видим, как Марк вывозит из лифта кресло с Элизабет, которая сидит с каменным лицом и говорит, что ей стыдно за то, что она не смогла распознать ложные схватки. Дэйв догоняет их с Марком и спрашивает, родила ли Элизабет. “Еще пару часов”,- отвечает Марк, двигаясь к выходу.

На следующий день Марк и Элизабет возвращаются в больницу, и он снова везет ее в кресле к лифтам. На этот раз состояние Элизабет менее блаженное и радостное. Питер присоединяется к ним, извиняясь на минуту перед пациентом. “В этот раз все по-настоящему?” спрашивает он, провожая их к лифту. Питер интересуется у Элизабет, удалось ли ей хоть немного поспать. “Я, по-твоему, выгляжу отдохнувшей?”, - вопит она пока Марк завозит ее в лифт.

Марк идет по больничному коридору, неся на руках свою новорожденную дочь, Эллу. Дэйв подбегает к нему и дарит обещанную коробку сигар. Малуччи идет рядом с Марком, восхищаясь малышкой (“Элла, ты такая пусечка!”). Он просит подержать ее, но Марк отказывает ему. Дэйв продолжает настаивать, замечая, что помыл руки, но Марк непреклонен. Обиженный Дэйв кричит Марку, что тот должен ему 300 долларов за сигары.

Марк приносит Эллу в палату к Элизабет, чье настроение омрачило известие, что ее мать приезжает “помочь” со своей внучкой. Марк уверяет Элизабет, что все будет в порядке. Он протягивает Элизабет ребенка. Элла начинает плакать, и они решают, что это из-за голода. Элизабет сомневается, стоит ли ей кормить ребенка пока она не получила инструкций от акушерки, но Марк уверяет ее, что она и сама с этим справится. Элизабет начинает кормить Эллу, чье спокойствие и умиротворение сразу же распространяется и на Элизабет и на Марка, который положил голову на плечо жены и улыбается, наблюдая за этим прекрасной картиной.

Сюжет 3: Питер

Лука осматривает пьяную девушку в грязной одежде. У нее выбиты зубы. Ее не менее грязная и не более трезвая подруга по женскому студенческому братству (община однокурсников) объясняет, что для того, чтобы вступить в братство, им нужно было пройти испытание, и в этот раз им было катание на свиньях.

Лука осматривает вторую пострадавшую на испытаниях девушку, свинья ударила ее в лицо. Лука назначает рентген, чтобы исключить лицевой перелом. Когда девушка выражает страх перед такой возможностью, Лука советует ей, чтобы в следующий раз, когда она будет бороться с животными, она поменьше пила. Парень девушки, сидящий рядом с ней, все время отпускает по поводу этого шутки.

Регистратор Френк жует бутерброд и читает журнал, когда сидящий неподалеку пожилой афроамериканец начинает твердить, что ему срочно надо в туалет. “Вам поможет медсестра” отмахивается Френк. К столу администратора подходит Дэйв, он только что пришел, и Френк спрашивает его, почему тот опоздал, ведь его смена уже началась. “Если бы Доктор Уивер была здесь, ты бы не опоздал!” говорит Френк. Малуччи соглашается с этим, но подчеркивает, что, на самом деле, у Керри выходной. Дэйв просит Френка принести вышеупомянутому пациенту судно, но тот отказывается, предлагая Дэйву найти медсестру.

Парамедики привозят Рида и Пита, двух членов братства, которые получили легкие переломы и повреждения после неудачной попытки перепрыгнуть с крыши одного двухэтажного здания на крышу другого. Третий парень, отделавшийся минимальными повреждениями, сопровождает их. Рид, кривясь от боли, говорит, что не может идти, на что его друг без капли сочувствия называет его “сопляком” и говорит, что Пит “действительно сильно пострадал”. В первой травме Йен-Ми, Питер Бентон и несколько медсестер осматривают Пита, который в пути жаловался на боль в груди. Пит, находясь под влиянием алкоголя, шутит со своим другом насчет того, что зацепился за деревья, когда падал. Йен-Ми и Питер реагируют на эти шутки с осуждением. Позднее Питер говорит Чуни “засунуть этим идиотам дыхательные трубки во все имеющиеся отверстия”.

Пациент, который просился в туалет, вдруг называет Бентона, проходящего мимо него, по имени. Питер не узнает мужчину, но пациент, мистер Феррис, напоминает ему, что он был учителем физики в школе, где Питер учился. Мистер Феррис вспоминает, что однажды Питер наполнил презерватив теплым воздухом от газовой горелки и пустил летать по классу. Питер смущенно смеется, пожимает мистеру Феррису руку и провожает его до туалета. По пути Питер просматривает его историю болезни, у мистера Ферриса был инсульт, который парализовал левую половину его тела, ему выписали Комадин, а в приемное он пришел, потому что его десны кровоточат, когда он чистит зубы. Питер обещает просмотреть анализы мистера Ферриса как можно быстрее, и тот рассыпается в благодарностях.

Питер осматривает еще одного мальчика из братства, студента по имени Адам, у которого повреждено сухожилие на запястье. От Адама несет пивом, и между приступами рвоты, он рассказывает Питеру, что друзья заперли его в багажнике машины, и он испугался и ударил пивной бутылкой по крышке багажника, что и привело к ранению. Адам не знает, почему он испугался. “Это называется клаустрофобия”, отвечает Питер, и с удивлением узнает, что это уже вторая попытка Адама вступить в братство. “Видимо, это действительно так важно для тебя”, - презрительно замечает Питер. “Они хорошие ребята”, - настаивает Адам.

Питер возвращается к мистеру Феррису. Он собирается его выписать и просит Френка вызвать такси. Питер увеличил дозу Комадина для мистера Ферриса, и напоминает, что они увидятся в пятницу. Мистер Феррис благодарит Питера за помощь, а тот с теплой улыбкой пожимает ему руку. Клео, которая наблюдала эту сцену, удивлена – она говорит, что пыталась устроить мистера Ферриса в дом престарелых, но никто не согласился его взять. Питер отвечает, что сам его устроил, обещая приходить через день и самому брать нужные анализы. Провожая Питера до лифта, Клео интересуется, почему Питер согласился на это, несмотря на и так огромное количество пациентов. Питер рассказывает, что однажды мистер Феррис дал ему второй шанс, когда Питера хотели исключить из школы, и это заставило Питера задуматься “об учебе, науке и обо всем остальном”. Растроганная Клео целует Питера в щеку.

Парамедик Дорис привозит еще одного студента, который отключился после того, как выпил слишком много текилы, когда они за ним приехали, он не дышал. Клео замечает, что на лбу мальчика написано слово “неудачник”, и Дорис рассказывает, что это написали друзья мальчика, члены братства. Лили узнает в пострадавшем Адама, мальчика, которого Питер лечил днем раньше. Клео вызывает Питера, и, когда тот спускается в приемное, у Адама начинается тахикардия, и врачи пытаются (безуспешно) восстановить синусовый ритм. Разозленный Питер просит Лили найти кого-нибудь из братства, чтобы разобраться в том, что произошло.

Питер, Клео и Лили продолжают реанимировать Адама, но чувствуется, что они не уверены в благоприятном исходе. Френк входит в травму вместе с парнем, который вчера сопровождал двух пострадавших “прыгунов”. Питер узнает его и спрашивает, сколько Адаму нужно было выпить, чтобы вступить в братство. Парень отвечает “35-40 рюмок ”, что объясняет очень высокий уровень алкоголя в крови Адама. У него асистолия. “А вы что, больше не будете применять электрошок?”, спрашивает парень у врачей, на что Питер рассержено замечает, что они уже делали это в течение 40 минут. Питер называет время смерти. Парень пытается возмутиться, заявляя, что они должны помочь Адаму, но Клео объясняет, что сердце пострадавшего долго было лишено кислорода, а Питер кидает ему тряпочку и заставляет его вымыть Адама. Парень не верит в то, что его заставляют это делать, но Питер приближается к нему и грозно напоминает, что тот написал слово “неудачник” на лбу Адама. Парень извиняется и просит отпустить его, но Питер непреклонен: “Ты его старший товарищ, ты должен был приглядывать за ним, так что лучше заткнись!”, - говорит он, - “Помой его”.

В конце дня Питера неожиданно навещает Уильям Уайт, молодой человек, который подавал заявление в медицинский и провел некоторое время в приемном, наблюдая за его работой под руководством Питера. Видя, что Питер в плохом настроении, Уильям интересуется, что случилось. Питер отвечает, что только что вызвал отца пациента и сообщил ему, что его сын умер. Когда Питер спрашивает Уильяма, зачем тот пришел, юноша отвечает, что его приняли в медицинский. Питер слабо улыбается и говорит, что знал это, ведь Уильям был достойным кандидатом. Уильям благодарит Питера, потому что, по его словам, он бы не поступил, если бы не поддержка Питера. “Не благодари меня, просто работай изо всех сил, ладно?”, - отвечает Питер.


Реклама! sorry :))


Спонсор проекта ZENON N.S.P.

[НАЗАД]