Сезон Восьмой

Эпизод 16

8x16 Секреты и ложь (Secrets & Lies)
(перевод Дмитрия)

От автора (посвящается всем, кто любит спойлеры):

----------------------------------------

Итак, "Secrets & Lies", пожалуй, самый забавный эпизод (16-ый) в 8-м сезоне. Мне он напомнил ранние сезоны. Написал сценарий для него как Бог на душу положил Джон Уэлс (ну и озорник! кое-кто из его родичей смотрит ER, так что 7-ой сезон он прожил как на вулкане, в особенности, когда вся семья собиралась за столом), ну а срежиссировал его как смог Ричард Торп (из-за камеры ему все же лучше не выходить). Приятного чтения!

----------------------------------------

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ 15 ЭПИЗОДОВ.

В 4-м эпизоде (“Never say never”) в приемное отделение Окружной возвращается Сьюзан Льюис, и тепло встречается всеми, в особенности Керри Уивер и Элизабет Кордэй. Кстати, вопрос поклонницам, имеющим детей: кормящим матерям в самом деле нельзя пить кофе?

У ставшего наконец-то старшим стажером Джона Трумена Картера (а доктор Грин не очень рад карьерному росту своего бывшего интерна) появляется новый студент, Гэллант, очень черный, очень умный и очень человечный. В сущности, они там все, включая Романо, сверхчеловечные люди. Романо тоже ведь иногда человеком бывает, причем с нехилыми процентами, набегающими за время своей бесчеловечности. Когда там собачку свою... или Люси. Или вот даже взять эпизод 17, "Прошлые обиды", где Лизи наконец-то в числе прочих узнает, что жить Марку осталось недолго.

Лизи спрашивает у Роберта, пытающегося поддержать ее: "-Мне надо вернуться к мужу, чтобы наблюдать, как он умирает?"

Романо: "-Да..."

Но про это как-нибудь в другой раз. А пока буду считать, что ситуацию, что там сложилась за минувшие эпизоды, я более-менее прояснил.

Written By: John Wells (Джон Уэллс)
Directed By: Richard Thorpe (Ричард Торп)

РАННИМ УТРОМ В ПЯТНИЦУ.

Эбби просыпается на кожаном диване от звука работающей кофемолки. Лука (действие происходит в его квартире) извиняется, что разбудил ее. Она еще спросонья не понимает, где это она.

А Картер идет домой к Сьюзан. Они уже целых 2 месяца встречаются и вот он решил побаловать свою большую Сьюзи кофием в постель. Прямо в бумажных стаканчиках, знаете, такие продаются в уличных автоматах, кофе там 12 часов держат подогретым, а если в течении этого срока не продают - утилизируют. Но именно эти два стаканчика, что он сейчас держит в руках, стараясь не раздавить, не будут сегодня утилизированы. Он еще и пару пироженных захватил. Типа, завтрак в постель. Мало конечно, но очень правильно: доктору Льюис, равно как и миссис Стрингфилд следует ограничить себя в приеме пищи. А то узнавать перестанут. Он звонит в дверь ее квартиры. Ему не открывают. Он звонит по своему мобильнику. И ему опять ее не открывают!

-Сьюзан, где-ты?

И тишина ему ответом. Картер догадывается (IQ > 80, голову на отсечение даю), что ДОМА СЬЮЗИ НЕТ!!! И тут она подходит сзади к нему. Картер удивлен, где могла бы бродить ЕГО СОБСТВЕННАЯ(!!!) Сьюзи в такую рань, нечто у нее уже в 7:30 занятия йогой (она и его пару раз сводила на это мероприятие). Сьюзан также удивлена видеть его в такую рань под дверью своей квартиры.

Она сообщает ему после минутного недоумения и недопонимания, что провела ночь с Марком, всего лишь на "диване". В голове у Картера мигом рисуется сцена, всякий раз приводящая его в крайнюю степень возбуждения: он возлежит на диване, обнимая Анну дель Амико, голова доктора Эбби Китон лежит у него прямо на... не важно, главное, что приятно, а вот Харпер Трейси, в прозрачном белье, мягко массирует ему спину, нашептывая на ушко сладкие слова, а тут еще из душа выходит Роксана, уже в коже и с плеткой. Щас они все...

Э-э-э, СТО-О-О-О-ППП!! А причем тут диван Марка? Да еще со Сьюзан? И где тут место ему, Джону Картеру?! И какая вообще роль у Марка?

-Он в беде, -сообщает она ему о проведенной ночи как о самом собой разумеющемся. Картер не рад слышать, непонятно только, то ли то, что Марк в беде (к этому уже все привыкли), то ли то, что когда Марк в беде, Сьюзи проводит ночь на его диване.

ДАЛЕЕ ИДУТ ГЛАВНЫЕ ТИТРЫ.

Интересно, а на какой позиции в них Шерри Стрингфилд – в начале ER она была 3-ей, а теперь куда ее задвинули? Неужели после Лоры Иннес?

ПОЗЖЕ УТРОМ В ПЯТНИЦУ.

Сьюзан и Картер прибывают в больницу, будучи в готовности начать смену. Картер как умеет тактично выспрашивает у Сьюзи, а чем это она могла заниматься ночью на диване вместе с пока еще женатым человеком. Сьюзи просит его пока не спрашивать. Он не удовлетворен тем, что Сьюзи что-то от него скрывает, и еще более тем, что думает, что знает, что именно.

-...вела бы ты себя со мной также, если бы я провел всю ночь...

Сьюзан опережает его:

-С Эбби?

Картер как раз думал о ней, но успел подумать, что имя Эбби в присутствии Сьюзи называть не стоит, а вот есть такая герла Дарла в радиологии..

-Я собирался сказать с Дарлой, привлекательная такая, из радиологии.

Но Сьюзи никогда не сомневалась в своих телепатических способностях, а уж если речь идет о том, кому с кем переспать, то Картер ни за что не убедит ее в том, что он не хочет сделать это с Эбби. Да и Сьюзи, узнав много нового о Керри, подумывала уже о том, что ее жизнь порядком опреснела, а годы летят, и если Уивер может, то уж она-то и подавно. Так что она тоже в принципе была бы не против переспать с Эбби, хотя бы на диване Марка. Она даже предлагала переехать Эбби на время к себе.

-Ты что, уже читаешь мои мысли?

От этого Сьюзан вздрогнула, так как испугалась, что Картер прочел ее, но успокоилась, вспомнив, что только что сказала ему, что НЕ ВЕРИТ, что ОН НЕ ХОЧЕТ ПЕРЕСПАТЬ С ЭББИ, он хотел назвать именно ее имя. И еще она добавляет, что если Картер все-таки посмеет сделать это, то...

-...я убью тебя.

Это шутки у врачей такие. Можно было бы и по изящнее выразиться, скажем, "вентиляцию легких отключу".

Итак, наши милые бранятся, подходя к подъезду приемного, куда подъезжают машины скорой. Там уже Керри. Предлагает им приступить к исполнению служебных обязанностей. Их пациентами являются проститутка и ее клиент, что-то где-то там себе повредивший (диагноз Вам ничего не скажет), но поломавшийся прилично. Он, значится, в такой сексапильной кожаной одежде, в которой Картер незадолго до того представлял Роксану. Но сейчас он позвал своего студента, Гэлланта, а также, для пущего кайфа, Эбби с Маликом. Даму, которую доставили вместе с ее клиентом, больше заботит костюмчик, отданный ею клиенту.

-Если Вы его разрезаете, то покупаете!

А ее клиент - в маске, которую стесняется снять. Мол, я семейный уважаемый человек, зачем Вам меня знать. Но его надо бы раздеть для рентгена. Но клиент настаивает, чтобы маску с него не снимали, ему так, мол, удобнее будет. А в травме уже толпа нехилая собралась и поглазеть еще зашел Лука - интересно же!

-Это что... хвост? -спрашивает он.

-Чистый конский волос! -уверяет его Эбби.

По ходу дела Картер замечает, что у жрицы продажной любви поврежден палец и его надо бы вправить. Она хочет, чтобы это сделали немедленно, так как хочет побыстрее убраться отсюда. Картер это и делает. Раздается хрустящий звук. В глазах у женщины - не слезинки, с ее губ не сорвалось ни единого стона. Эбби восхищена ее мужеством и вручает ее собственность - костюмчик, снятый с клиента. Когда клиента (во всех смыслах этого слова) увозят, Картер сообщает собравшимся (народу просто тьма!), что "шоу завершено". И вроде далее показ на NBC в самом деле прерывается рекламной паузой, но потом все благополучно возобновляется - среднестатистический американец понимает, что Картер сказал это именно персоналу приемного, а не зрителям. Это очень смешно.

Лука в приемном самый неподкованный по части продвинутых видов секса и спрашивает:

-А к чему крепился хвост?

Гэллант, самый молодой из работающих в приемном, уверяет его:

-Поверьте мне, Вы не захотите узнать...

Когда они покидают травму, то Сьюзан замечает большую сумку, и спрашивает, что это. Картер сообщает ей, что это, наверное, вещи "госпожи". Сьюзан удивляется, как это та, после того как наговорила столько персоналу, еще посмела забыть сумку. Но глазки у нее уже загорелись. Равно как и у Эбби.

-А что в ней? -интересуется Эбби.

-Я не хочу знать, -отзывается Лука. Несмотря на возражения Картера и Ковача эти две милые женщины, являющие собой последнюю надежду ER на высокий рейтинг, вскрывают сумку. Вид обеих, когда они увидели, что в сумке, лучше всего передало бы фото, которое я поленился разместить (sorry, с временем напряг). Словами это просто не передать. Разглядывая внушительных размеров надувную куклу, Эбби сомневается:

-Никто не может пользоваться этим, не так ли?

Ага, Эбби, тут нужны годы труда, просто таки не покладая... м-м-м... руки-то тут особо не нужны. Тут подходит Лука, брови у него уползают на макушку и он только выдыхает:

-ВАУ!

Картер замечает, что ЭТО ВСЕ собственность пациента, но, глянув на эту собственность, затыкается. Эбби случайно нажимает на включатель и кукла размером с человека надувается. Всем очень смешно. Эбби впаривает куклу Гэлланту.

А потом они замечают "большую штуку пурпурного цвета", которая на поверку оказывается внушительных размеров вибратором. Эбби, то ли со знанием дела, то ли опять-таки случайно (цепь случайностей порождает закономерность) нажимает включатель и вибратор начинает с жужжанием вибрировать. Она в испуге кидает это сокровище в сторону Луки, который поднимает его с пола и держит на вытянутой руке, попутно комментируя:

-О-О-О, ВАУ!

Сьюзан и Эбби хихикают, а Эбби еще и говорит, что "такого не бывает в природе".

Сьюзан достает из сумки маску, Эбби - кожаный ошейник. Молодец Эбби, так Луку, так! Так они развлекаются, пока в травму не заходит Керри. К слову сказать, за примерно такую же аморалку, только более пристойную, уже был уволен Дэйв Малуччи. Конечно, его она не только из-за этого уволила. Но и из-за этого тоже. Ну вот, пятеро пытаются скрыть, чем занималась: Гэллант с надувной куклой, Ковач с вибратором (на фиг ему теперь Эбби? ах, это же вибратор...), Картер и Сьюзан с масками, Эбби с ошейником (для Луки, наверное). А Керри в столбняке смотрит на их жалкие попытки сделать вид, что этого безобразия не было. Единственный звук, различаемый зрителями - шипение спускающейся куклы.

В перевязочной Керри отчитывает Картера, Эбби, Ковача и Сьюзан, спрашивая, думали ли они чем занимаются, в особенности, в присутствии студента. Сьюзан протестует, говоря, что они лишь "немного выпустили пар". Но Керри напоминает им, что они чуть больницу под суд не подвели, и говорит, что их поведение было "неподобающим, непрофессиональным и отвратительным". Потом Керри спрашивает, а чьи это вещи, и Эбби (ну сказала бы что ее!) говорит, что вещи принадлежат пациенту. Керри еще больше грустнеет, говоря, что они "совершили вторжение в личные вещи пациента". Давай Керри, так их, извращенцев! Она требует объяснений, и Эбби говорит, что им всем очень жаль, но Керри от ее сожалений не жарко, не холодно. Уходя переговорить с Гэллантом, она уведомляет их, чтобы они учли, что она больше не потерпит неподобающего поведения ни от кого. Картер сердечно благодарит Эбби со Сьюзан. Сьюзи говорит, что если бы Джон был бы таким уж благовоспитанным, ему следовало бы уйти, как только они открыли сумку. Эбби жалеет Гэлланта и говорит, что надо бы сказать Керри, что он тут не причем. Картер встревает, говоря, что ей со Сьюзан надо сказать, что он с Лукой тут не причем. Эбби предполагает, что в начальной школе Картер был ябедой. Проходя потом мимо Гэлланта, Эбби спрашивает его, как он, и тот говорит с сарказмом, что "великолепно".

У приемного стола сестры с Чен сплетничают по поводу разрыва Марка и Элизабет. Чен в шоке, узнав, что Лизи уехала из дома Марка. Не удивлен только Йош (он, кроме шуток, еще и голубой), говорящий, что "никогда не думал, что они подходят друг другу".

-Она слишком хороша для него, -добавляет Малик.

Фрэнк спрашивает, закончили ли они и может ли он приступить к работе (столик-то его как-никак!).

Сьюзан ловит Керри и просит поговорить с ней в раздевалке. Там Сьюзи сознается, что в произошедшем есть и ее доля вины, так как она захотела просто глянуть, что в сумке. Честно, Сьюзи, очень честно. Но ты случайно(?) забыла сказать, что особенно тебе захотелось этого, когда ты узнала, чья именно это сумка. Керри в этот момент открывает свой шкафчик, но глядит в сторону Сьюзи. Сьюзан же разом умолкает, так как видит, что на полочке в шкафчике лежит тот самый пурпурный вибратор. А Керри, еще не поглядев в шкафчик, говорит, что рада, что Сьюзан берет ответственность за свои поступки, но остальные тоже взрослые люди, и им тоже не помешало бы взять на себя эту ответственность.

-Когда я зашла, было ясно, что все присутствующие вовлечены, -с апломбом заявляет Керри. Затем она, по-садистки оттягивая момент, спрашивает Сьюзи, есть ли что еще, та с кислым лицом говорит, что больше ничего, но уйти не торопится. И Керри НАКОНЕЦ-ТО поворачивается к своему шкафчику. Она разом выдыхает, глядя на вибратор, а затем с отвращением смотрит на Сьюзан. Угадайте, что подумала Керри?

РАННИМ УТРОМ В СУББОТУ.

Эбби несется по корридору, ища нужную комнату. В нужной комнате она застает уже Джона, Сьюзан, Луку и Гэлланта.

-Думала, что уже опоздала, -радуется Эбби.

-А ты и опоздала, -невесело ворчит Картер.

Сьюзи интересуется, а сколько это продлиться. Лука, из-за своей газеты, которую он читает, предполагает, что это, наверное, займет весь день.

-Что они собираются делать, показывать нам видео? -вопрошает Эбби.

-Видео сексдомогательств, -с деланным энтузиазмом предполагает Сьюзан.

-Как я слышал, ролевая игра и длинные лекции, -добавляет с отвращением Картер. –Разыгрывать непристойное поведение. Вы двое, -указывая на Эбби и Сьюзи, -должно быть, великолепны в этом.

Сьюзан спрашивает Картера, не надоело ли ему. Выясняется, что причиной, по которой шэф приемного доктор Уивер специально устроила для этой пятерки семинар по сексдомогательствам, стал именно вибратор в ее шкафчике. Не ясно только, кто и как сумел подбросить его ей в шкафчик, запирающийся кодовым замком. И не ясно, почему Керри восприняла это именно как вид домогательства к себе, и как ей вообще в голову пришло из бюджета отделения на такую фигню баксы выкинуть. А Сьюзи тем временем опрашивает всех на предмет "а не ты ли это". Как и следовало ожидать - безуспешно. Сьюзан не очень расстроена:

-Но Вы бы только видели ее лицо!

Да, лицо Керри, когда она наконец-то узрела вибратор, стоит, пожалуй, трех таких семинаров.

ПОЗЖЕ ТЕМ ЖЕ УТРОМ.

Ожидание мероприятия затягивается. Инструктора (по сексдомогательствам!) пока не наблюдается. Все заняты кто чем. Сьюзи изучает написанное на доске:

-...думаю, это Уитмэн, "A Sing The Body Electric"

Эбби перебивает ее и говорит:

-Знаю одну...

Сьюзан удивлена что Эбби знакома с творчеством этого Уитмена (я, например, не знаком). Эбби спрашивает, а что такого удивительного в том, что она знает его, и Сьюзан говорит, что просто немногие знают его. И тут Эбби говорит коронную фразу, за которую я готов ее расцеловать вместе с Уэлсом, написавшим сценарий:

-Знаешь, я смотрела "Слава" ("Fame").

И Сьюзан:

-Пожалуйста. Я тоже люблю "Fame".

Сказав это, она напевает фрагмент "A Sing the Body Electric". Сьюзи, если ты в самом деле любишь "Fame", то ты наверняка с легкостью должна ответить на вопрос, а кто в том фильме исполнил роль Монтгомери? А пока ты вспоминаешь, терзаясь сомнениями, я скажу для тех, кто фильм этот не видел: starring Paul McCrane!

Картер швыряет стаканчик из-под кофе в мусорное ведро и спрашивает, доколе ждать будем? Лука предполагает, что инструктор просто задерживается, Картер предлагает уйти, Гэллант - остаться, говоря, что ему было велено отрапортоваться в 8:00, он собирается дождаться и предлагает всем поступить также.

-Говоришь как на флоте, -язвит Картер.

Гэллант говорит, что вообще-то он служит не на флоте, а в армии.

-Ну, думаю, тебя никто под трибунал не отправит из-за того, что этот парень (инструктор) не появился на семинаре.

Лука полагает, что за благо всем будет дождаться, так как он лично не хочет терять еще одну субботу (еще прикол: Керри отправила их на семинар, наплевав что почти у всех в этот день выходной).

-Может быть это и есть наказание, -начинает по новой Сьюзи, и предполагает, что возможно в помещении установлены скрытые камеры, чтобы наблюдать за ними, смотреть как образуются альянсы...

-Как в "Survivor", -добавляет Эбби ("Последний герой" - русский аналог этого шоу, ОРТ лицензировало сюжет и правила).

Сьюзи с радостью находит в ней такую же увлеченную поклонницу этого зрелища. А я про себя отмечаю, что ввиду того как "Survivor" идет на NBC, NBC в сериале продолжает рекламировать саму себя, мол, любите Сьюзи с Эбби, любите и смотреть, что они смотрят. Но Картер от "Survivor" не в восторге:

-"Реальное" телевидение - один из четырех всадников апокалипсиса!

-Ты хотя бы смотрел его? -спрашивает своего бойфренда Сьюзи.

-Нет, -признается тот.

-Тогда заткнись, -советует ему Эбби.

Сьюзи признается, что ей еще нравиться "Фактор страха". Ха-ха-ха, тоже на NBC! Они что там, специальный список утвердили? Может Вы в четверг вечером еще одно шоу смотрите, ER называется?

Картер продолжает ёрничать:

-Я имею ввиду серьезно, что дальше? Трансляция казней? Травлей? Канал пыток?

Сьюзан делает ему замечание, он огрызается. Сьюзи объясняет Эбби, что Картер такой сегодня, потому как она провела ночь на диване дома у Марка.

-Несколько лет назад, -объясняет она, -у Марка ничего со мной не получилось. Теперь мы просто друзья.

Но Картер все еще не в восторге от того, что она провела ночь "в аппартаментах мужчины, который последнее время одинок и который все еще любит ее" (не правда ли, точная характеристика Марка? надо добавить еще, что он не совсем уж одинок - у него есть такая радость как Р-Э-Э-Э-ЭЧЕЛ, которая не дает папе скучать, а еще он болен, но Картер пока не в курсе).

Сьюзан возражает, что Марк уже не любит ее, что Джону будет очень, просто очень стыдно, когда он узнает, что произошло.

-Так скажи мне! -срывается Картер. Сьюзи не раскалывается. Лука как всегда вовремя решается вставить свое мудрое слово:

-Эбби спит у меня на диване. И ничего не случилось.

Двойное дно в том, что Эбби с Лукой в разрыве, она даже Картера в известность уже поставила, что “я свободна, я твоя”, а он тогда взял да и сказал, что не желает быть ей утешительным призом (а она взяла да и сказала ему в ответ, что если ему нужна женщина “без предыстории”, то пусть ищет девственницу. Ну а Картер решил, что за нее сойдет и приехавшая как нельзя кстати Сьюзан).

-Да-а-а-а?! -Картер мигом поворачивает голову в сторону Эбби.

Все молчат. Эбби решается объяснить, что ей надо было подыскать новую квартиру, а Лука предложил пожить у нее. Вот так она и оказалась у него на диване. Сьюзи вслух высказывает недовольство тем, что Картера место спального ложа Эбби задело сильнее чем то, где провела ночь сама Сьюзан.

-Картер все еще любит тебя, -шепчет она Эбби.

Русло разговора явно не устраивает Джона, он встает, отходит и со злостью просит сменить тему. Эбби расспрашивает Гэлланта о его бытие в армии. Гэллант объясняет, что на самом деле он резервист, и хотя он сомневается в том, что его призовут, возможность такая всегда есть, и что он готов пойти если понадобится. Эбби замечает, что Лука служил в армии, а ее брат служит на военно-воздушной базе в Саудовской Аравии, работает там диспетчером. Гэллант излагает род занятий своих братьев и сестер. Кстати, количество его братьев и сестер подсказывает мне, что родители Гэлланта если и были знакомы в молодости с контрацепцией, то лишь понаслышке. У одной из его сестер церебральный паралич и Картер сморозил глупость на счет нее, лишь строгий взгляд Эбби заставляет его заткнуться.

Гэллант начинает расспрос, у кого чем отцы заняты. Ну отца Сьюзи все видели, у Луки он работает кондуктором в Загребе, по совместительству рисуя картины. Эбби на счет своего не в курсе.

Картер скромно говорит, что его папаня рулит несколькими семейными инвестиционными фондами. Сьюзан говорит Гэлланту, что Картер богат и в деле.

-Думаю, как Билл Гейтс, -предполагает она. Картеру как обычно в таких случаях очень неуютно.

-Не так богат, -отрицает он. Эбби начинает прикидывать, насколько богата семья Картера.

-100,000,000$? 200? 500? 700?

Картер не знает, сколько точно, но как я понял, что-то между 500 и 700 млн. ушастых енотов. Эбби в шоке.

-Я знала, что ты богат, но не думала, что настолько!

И потом ей становиться интересно, как это Картер умудрился дотянуть до 31 года, не женившись ни на одной девушке. Картер смеется.

-Мы ходим со встроенной сигнализацией. Бабушка устанавливает ее нам при рождении.

-А мне не удалось ее отключить? -сардонически спрашивает Сьюзи. Картер качает головой и говорит:

-Все считают, что если ты рос с деньгами, то у тебя все замечательно.

-Должно быть, это было трудно - расти в поместье, -подкалывает его Сьюзан. -Гамма экономила на подогреве бассейна?

Все разом начинают жаловаться, как трудно им было (в отличии от этого Картера), что за все приходилось бороться, зарабатывать и т.д. и т.п. Картер ворчит, что он лично никого не просил родиться именно в богатой семье. Занимательная беседа прервана вошедшей женщиной, которая задает вопрос:

-Группа по сексдомогательствам?

Получив утвердительный ответ, она сообщает, что у доктора Тейлора, который будет вести семинар, проблемы с машиной и он просил подождать себя. Садясь на стул, Картер резюмирует:

-Великолепно!

ЕЩЕ ПОЗДНЕЕ ТЕМ ЖЕ УТРОМ.

Картер с тоской глядит в окно как падает снег. Он примечает дверь в передней части комнаты и пытается ее открыть, но она заперта. Тогда он достает карточку American Express Platinum и начинает ею ковыряться в замке. Заметив удивленные взгляды коллег/любимых/классовых врагов, он поясняет:

-В колледже это срабатывало...

Эбби принесла закусь с содовой и все едят, за исключением Картера, который с упорством Романо, домогающегося Лизи, продолжает пытаться открыть эту дверь, не щадя ни рук, ни уж тем более какой-то там American Express, пусть даже и Platinum.

Остальные ведут беседы на философские темы, в частности, о смысле жизни. Нет, однозначно, их стоило послать на этот семинар по сексдомогательствам только для того, чтобы они послушали сентенции Луки:

-Жизнь пуста... боль... все, что мы ожидать от своей жизни - это нашу собственную неизбежную смерть...

Вот Вам, если хотите, и философское обоснование уровня летальности пациентов доктора Ковача, несколько превышающего среднестатистический по приемному. Джон Уэлс точно угадал образ. Вишничу даже играть-то особо не пришлось.

Картер же с упорством мегаломаньяка продолжает вскрывать дверь. Это для него уже дело чести - ОН ДОЛЖЕН ОТКРЫТЬ ЕЕ, чтобы доказать, что он не просто трепался, говоря что в колледже умел вскрывать двери кредитными карточками класса GOLD и PLATINUM. Но это не мешает ему наезжать на Ковача.

-Разве ты счастлив был вырасти на Балканах?

Лука защищается:

-Хорватия прекрасна! Загреб, Дубровник - тебе следует съездить туда.

Ага, Картеру только этого и не хватало. Да еще и дверь проклятая никак не хочет открываться.

-Хороший шанс схватить пулю...

Ну и еще пару ласковых.

-Сейчас там безопасно, -разубеждает его Лука.

-Тогда почему ты здесь? -вновь лезет на рожон Картер.

Все в ожидании смотрят, что на этот выпад скажет Лука.

-Барбекю, -изворачивается он. -В Загребе нельзя найти хороших ребрышек, ты знаешь это?

Сьюзан по-новой начинает доставать всех расспросами, кто и зачем положил вибратор в шкафчик Керри, из-за чего они тут откровенно скучают, а Картер, вдобавок, близок к тому, чтобы начать грызть неподдающуюся дверь зубами. Вибратор подложил Керри кто-то из сидящих в комнате, это должно быть ясно даже Эбби (если не она сама это сделала). Агаты Кристи на Вас нет...

Гэллант комментирует "A Sing in the Body Electric", упоминая, что непрофилирующим предметом в Howard University у него была английская литература. А Эбби говорит, что у нее английская литература в Penn State была именно профилирующим предметом. Сьюзан удивлена тем, что Эбби пошла в Penn State.

-Ты решила, что если я сестра, то училась в местном колледже? -обижается Эбби.

Сьюзан пытается возразить, что она не имела ввиду ничего подобного, но Эбби говорит, что так у всех врачей - они все считают себя образованнее сестер только потому, что имеют степень доктора медицины (не путать с нашим доктором мед. наук). Гэллант принимает это и на свой счет и заявляет, что он так не считает, но Эбби сомневается:

-Ты пока еще студент. Ты научишься быть властным и снисходительным. Это экзамен, который ты должен будешь сдать перед тем как выпуститься.

-Я сдал его на отлично, -опять не к месту встревает Картер, в мыслях мечтающий уже о хорошем топоре, чтобы взломать эту дверь.

-Ты сдал на отлично с плюсом, -иронизирует Эбби, но в ее словах иронии не намногим меньше, чем истины, так как она имеет ввиду совсем не то, что имеет ввиду Картер и чем он так гордится.

Сьюзан продолжает упорствовать, но и Эбби настаивает на своем.

-Вы смотрите на семью Гэлланта сверху вниз потому что они военные, -заявляет Эбби врачам (Картер упорно вскрывает дверь, Лука делает вид, что читает газету, Сьюзан пытается спорить). -Как-будто есть что-то жалкое в том, что они добровольно вызвались защищать наши свободы ценой своих жизней за крошечную зарплату.

Гэллант в исступлении кивает головой: похоже, Эбби - первая, кто внятным английским языком изложила те мысли, которые являются нравственным стержнем семьи Гэллантов, но на формулирование которых самим ни у кого из этой уважаемой и О-О-О-ОЧЕНЬ многочисленной семьи просто не хватает словарного запаса. Вообщем, будучи облаченной в такие возвышенные слова, суть собственной высокой миссии Гэлланту стала теперь намного яснее. А Эбби уже вошла в раж. Она сообщает собравшимся, что когда вынуждена была уйти из медшколы, по успеваемости в группе она была второй, причем именно с начала, а не с конца. Картер сообщает собравшимся, что Эбби была исключена из медшколы потому что ее бывший муж, Ричард, не заплатил за ее обучение. Лука помалкивает - как Вы помните, с ее бывшим он в неплохих отношениях, а предложение заплатить за нее Эбби отклонила. Да и Картеру особо возникать не стоит - на той American Express Platinum, которой он уже который кадр пытается вскрыть замок (заодно используя и перочинный ножик, по такому случаю уже одолженный у Гэлланта), денег, наверное, столько, что хватило бы чтобы оплатить учебу Эбби в Гарварде, Оксфорде и Йеле, причем одновременно, а оставшейся мелочи Эбби хватило бы на билеты, чтобы успевала ежедневно летать бизнес-классом оттуда-туда-сюда. Эбби же заявляет, что она сознательно не возвратилась в медшколу, и на вопрос Сьюзан, почему, Эбби уверяет их, что им никогда не понять.

-Я поняла, что горжусь тем, чем занимаюсь. Это имеет значение для пациентов.

-Но ты могла бы делать гораздо больше будучи врачом..., -настаивает Сьюзан.

-Нет, я бы делала меньше...

Оказывается, сестры видят в день всего лишь 12 пациентов в среднем, а врачи - 20-30.

-Я сделала свой выбор. Вам просто его не понять, потому что он не такой, какой бы сделали Вы.

Картер все-таки открывает злосчастную дверь. Лучше бы он этого не делал...

-Замечательно, теперь мы еще и уголовники, -с сарказмом комментирует плоды труда Картера Гэллант. Но Картер счастлив - он сделал-таки это! Время потрачено не зря. К тому же он чрезвычайно возбудился, найдя в шкафу набор для фехтования.

-Я привык фехтовать в школе.

Это никого не впечатляет, в том числе и Сьюзан. Она знает, что Картер еще привык кататься на яхте по Тихому океану, брать призы на скачках, ну аж какое-то фехтование в его насыщенной, не в пример простолюдинам, жизни - это же просто мелочь.

-Я фехтую.

Это поднялся со своего места Лука.

-Научился, когда играл.

-А когда ты был актером? -спрашивает Эбби. Идиотский вопрос, не так ли?

-В колледже, -отвечает Лука. На пару с Картером они очищают место для поединка.

Эбби шепчет Сьюзан.

-Как думаешь, они пытаются впечатлить нас?

-Если да, то это не сработает, -улыбается Сьюзан. Поединок начался, благо, в благодарных зрителях недостатка нет. Гэллант с интересом следит - такому в армии

не учат.

-Они на самом деле парочка уродцев, -комментирует внешний вид обоих Эбби. Сьюзан становится смешно:

-И подумать только, что ты спала с обоими!

Эбби поправляет ее, говоря что с Картером она не пробовала.

-Это он тебе сказал? -интересуется она у Сьюзан. Та в замешательстве:

-Я сама подумала так.

-Нет, это слухи, которые распускал Картер.

Сьюзан тихо восклицает:

-Боже, как он низок!

Они еще какое-то время наблюдают за поединком, и вдруг Сьюзан признается:

-Хотя я тоже не спала с Картером.

Настал черед удивляться Эбби. На ее вопрос, как долго они уже встречаются, Сьюзан говорит, что уже пару месяцев.

-Вау, это действительно нарушает правило второго свидания!

Далее Эбби пускается в объяснения теории своей подруги, которая гласит, что "следует переспать с парнем после второго свидания, потому что если секс с ним плох, ты впустую проведешь время с тем, к кому у тебя нет чувств". Пока поединок разгорается, обе продолжают обсуждать злободневный вопрос. Сьюзан признается, что она не уверена в том, насколько именно сильны ее чувства к Картеру и говорит следующее:

-Думаю, частью проблемы у нас с Картером являешься ты.

Эбби не согласна с таким видением проблемы со стороны Сьюзан.

-Что между Вами произошло? -интересуется Сьюзан.

Эбби пожимает плечами и неопределенно говорит:

-Время.

Как раз в этот момент Луке удается задеть клинком руку Джона. Убедившись, что с Картером все в порядке (Картер жаждет реванша на глазах у пока что своей Сьюзан и еще не своей Эбби), они продолжают. Заметив, как разгорячен Картер, Эбби качает головой и вслух высказывает мысль, что добром это не кончиться. Картеру удается задеть Ковача, тот отвечает тем, что наотмашь бьет по клинку Картера, задевая его лицо, на котором сразу же появляется кровь. Картер разъярен и бросается на Луку, схватываясь с ним. Сьюзан, Эбби и Гэллант срываются с мест, чтобы прекратить драку. Сьюзан отводит Картера в другую сторону, в то время как Эбби осматривает повреждения Луки. Лука обзывает Картера маньяком и бормочет себе под нос по хорватски:

-Mali seronja je popizdijia!

В сильно смягченном переводе это означает недвусмысленное пожелание запихать Картеру нечто вроде ореха в то место, которого у Картера вроде бы и быть не должно (если я правильно интерпретировал перевод с английского). Картер, разумеется, не понимает всей тонкости семантики и морфологии, так как в языках он не силен. Но, говоря со Сьюзан, он обзывает Луку сумасшедшим ублюдком.

-Он же мог убить меня! -возмущается Джон.

Да ладно, тебе не привыкать. Тебя бы все отделение еще раз пожалело бы. А Луку отправили бы в психушку. Прямо в Загреб.

Без малейшего сочувствия Сьюзи замечает, что это вина обоих. Картер жалуется, глядя как Эбби помогает Ковачу, не понадобится ли ему наложить швы.

-Тебя просто надо держать на поводке, -хихикает Сьюзан. Картер и Ковач свирепо смотрят друг на друга. Заметив, что Картер больше смотрит именно в сторону Эбби, Сьюзи говорит, что если он предпочитает ее, то она может ее и позвать.

Удостоив Сьюзан взгляда, Картер говорит, что "этот человек опасен. Я мог потерять глаз". Внезапно Сьюзан наклоняется и крепко-крепко целует Картера в губы. Картер смущенно смотрит на нее и спрашивает:

-К чему это было?

-Просто проверяю...

-Проверяешь что?

-Правило второго свидания, -говорит ему Сьюзан. Картер даже еще больше смущен, но Сьюзи не говорит больше ничего. Она просто возвращается на свое место и размышляет над своими чувствами - или их отсутствием - к Картеру.

СУББОТА, 10:10 утра.

Великолепная пятерка сидит тихо, с тоской дожидаясь, когда наконец-то появится инструктор. Сьюзи, которая так до сих пор и не въехала, кто же смог подобрать комбинацию для шкафчика Керри и положить в него вибратор, начинает в который раз дознание. Эбби решает побыстрее сменить тему разговора, чтобы с Картером не случилась истерика от этих вопросов. Она расспрашивает Сьюзан, где та жила и Сьюзан говорит, что в Скотсдейле, который в Аризоне. Эбби непонятно, а чего тогда она вернулась в Чикаго из такого рая.

-Немного холода и затянутое облаками небо больше подходят моему темпераменту.

Но потом она серьезно добавляет, что на самом деле сбежала от своего бывшего парня.

-Чувства? -спрашивает Эбби.

-Целый состав из цистерн чувств, слишком много, -соглашается Сьюзан.

Как многого мы о ней не знаем! Она рассказывает Эбби о Диксе, простом честном парне, да еще и ковбое. На вопрос любопытной Эбби, а почему с ним расстались, Сьюзан говорит, что она не хочет говорить об этом. Эбби кивает, с улыбкой говоря "Ковбой?" и обе женщины хихикают.

Гэллант расспрашивает Луку о его службе в армии.

-Ты видел бои?

-Это не то, о чем ты думаешь, -тихо отвечает Лука.

-А что ты думаешь что думаю я?

-Благородство, романтика, суровое испытание, которому подвергается твое мужество.

-Нет, я себе это не так представляю, -отрицает Гэллант, встает и отходит, а Лука шепчет:

-Уверен, что так.

А Картеру и поговорить не с кем.

Как раз в этот момент Эбби поворачивается к Луке и спрашивает его:

-Сколько тебе было, когда ты стал мужчиной?

-Когда ты потерял девственность? -поясняет Сьюзан. -Сколько тебе было?

Эбби объясняет, что они играют в игру и она со Сьюзан поспорили, кто потерял девственность раньше. Лука улыбается и отказывается отвечать. Смелей надо быть Лука, это Америка! Тут тебя могут посадить на 3 года, если женщине на улице сделаешь комплимент ее красоте – это тут разновидность домогательства. Но мужики в приемном какие-то стеснительные, поэтому как всегда приходится начинать слабому полу. Первой идет Эбби, говоря, что ей было 16, а его звали Хауи Томас.

-Я была в ужасе, как и он - это были самые длинные 20 секунд в моей жизни. Женщины смеются, мужчины улыбаются.

-20 секунд? -переспрашивает Сьюзан.

-Ну, если считать и прелюдию, -добавляет с хихиканьем Эбби.

Ничего Эбби, ты просто само целомудрие среди здесь сидящих. Если, конечно, не считать Луку.

-ОК, моя очередь, -в игру вступает Сьюзан. –С Марком Грином!

Это реверанс в сторону ревнивца Картера, бедняга аж вздрагивает при упоминании этого ставшего почти что ненавистным для него имени. Конечно, это шутка, так как на самом деле Сьюзан стала взрослой в 15 при помощи счастливца по имени Ллойд Уолкер в гараже, находившемся за ремонтной мастерской ее отца. Они спрашивают Гэлланта. Он, помявшись немного, сразу же уходит в отрыв, причем, казалось бы, для догоняющих просто безнадежный: ну 14 лет – это ненамного пораньше их обеих, но вот чтобы на БАЛКОНЕ, и ни чего-нибудь там, а ЦЕРКВИ, да еще и сразу же после занятий в ЦЕРКОВНОМ ХОРЕ.

Кстати, я не помню: а у католиков и в методисткой афроамериканской церкви хоры состоят только из мальчиков, или туда еще девочек включают? Просто, с кем он мог сразу же после пения в церковном хоре, а? Но это все цветочки, так как настал черед Картера предаться воспоминаниям.

Ну как, интересно? Напряжение растет? Ну что такого, казалось бы, может рассказать Картер? Ну куда ему, росшему паинькой под надзором строгой бабушки, да еще заставлявшей внучка в числе прочего плавать в холодном бассейне, до этих рано повзрослевших людей, росших чуть ли не на улице? Я вот тоже не знаю, как относиться к тому, о чем поведал Джон. Впрочем, судите сами.

-Картер, давай! –поторапливает его Эбби, кажись, уже вся дрожа от возбуждения, сердце ее учащенно бьется (тахикардия). А Картеру есть что скрывать, поэтому он и не хочет включаться в игру.

-О, мой Бог, ты еще девственник! –полушутя сожалеет Сьюзан.

/

/

-В 11 лет.

-Э... вау..., –Сьюзан в растерянности, не зная, то ли восхищаться, то ли не верить, то ли вообще пожалеть.

Все также потрясены.

Задается вопрос, а кто ж с ним (с кем он) так.

-Ей было 25.

Как только он назвал возраст своей первой женщины, Эбби со Сьюзан заливаются истерическим смехом. Картер не выглядит ни гордым, ни счастливым.

-Ты ей заплатил?

-Мои родители заплатили!

Шок - это по-нашенски!!!

-Чтобы она... с тобой?

-Чтобы она делала уборку.

Это была семейная горничная Картеров.

-Надеюсь, ты хорошо ее одарил на Рождество, -заключает Сьюзан.

Веселье немного стихает, Эбби обращается к Луке.

-Одиннадцать. Это будет трудно превзойти, -говорит она ему. Он ведь не сказал, когда с ним ЭТО случилось, но если он просто подтвердит, что был старше 11, то приз достается победителю, даже, наверное - победителям: Джону и лучшей горничной в его жизни. Сьюзи и Эбби опять смеются. Картеру и Луке совсем не смешно. Гэлланта в кадре нет.

-Моя брачная ночь, -тихо говорит Лука. Смех застревает у Эбби и Сьюзан в горле, но веселье остается застывшим у них обеих на лицах. Нелепый вид.

-Я потерял девственность в свою первую брачную ночь.

Никто не произносит ни слова, наступившую тишину Лука заполняет словами, что это все в порядке, это хорошие воспоминания.

-Я не думал об этом в течение многих лет. Мы были очень молоды, а она была очень религиозной, поэтому мы ждали. Мы очень любили друг друга. Все в порядке, все в порядке, -повторяет он, прикрывая глаза.

Голова Эбби, не привычная к математическим расчетам, на 200% занята сопоставлением цифр и дат. Результатом выполнения всех операций, прежде чем флаг переполнения ее процессора устанавливается в единицу, является цифра 2 - это порядковый номер Эбби в списке женщин в жизни Луки. ОНА ЕГО ВТОРАЯ(!!!) ЖЕНЩИНА. От осознания того, что она серебренная медалистка, у нее дух захватывает и глупая улыбка окончательно пропадает с ее лица. И то верно, лучше быть 2-ой, чем 22-ой, да еще после каких-то ненормальных горничных, которым за это вообще надо было бы вкатить от 5 до 15, причем не условно, а строгого режима.

-Чем ты занимался? -трогательно спрашивает Сьюзан Луку. Про Картера и его горничную все уже напрочь забыли. -Ты говорил, что был актером в колледже, и что ты играл?

-Мы играли “Гамлета”.

-Я играл в “Гамлете”, -напоминает о себе Картер, которому снова хочется стать центром внимания.

-Я играл Горацио, -добавляет он.

-А кого ты играл, Лука? -Эбби восхищенно таращиться на него.

-М-м, Гамлета, -отвечает так скромно он. Картер фыркает - ему эту роль видимо ни разу не доверили.

-На английском или хорватском? -Сьюзи начинает к еще большему неудовольствию Картера конкурировать с Эбби за внимание Луки.

-Зачем нам было играть на английском?

Эбби:

-И у тебя хорошо получалось?

-Моя мама думала, что да, -пожимает плечами Лука.

На вопрос Сьюзан, помнит ли что-нибудь Лука из Гамлета, он усмехается и говорит, что это было очень давно. Картер решает, что хоть в этом-то он превосходит Луку:

-Думаю, я кое-что помню из него.

И декламирует фрагмент "to be or not to be the question is", старательно имитируя чисто британское произношение. Дальше этого дело у него не идет, так как он забыл слова – это было очень давно...

По ходу дела внезапно Лука присоединяется к нему, а затем, когда у Картера происходит ошибка считывания за пределами памяти, и вовсе продолжает один. Лука продолжает говорить, сначала по-английски, затем по-хорватски. Камера наезжает на Джона и видно, что каждое новое слово Луки все глубже и глубже вдавливает Картера в стул. Полный разгром... Остальные слушают, будучи под сильным впечатлением той эмоциональности, с которой Лука декламирует отрывок из Гамлета. Он заканчивает, проговаривая последние слова опять по-английски.

Общую картину тотального превосходства во всем доктора Ковача над доктором Картером смазывает внезапное появление доктора Тейлора. На лекции доктора Тейлора все сидят в переднем ряду.

ВЕЧЕР СУББОТЫ.

После семинара все пятеро собираются разойтись своими путями. Ковач предлагает подвезти кого-куда надо, но Эбби и Гэллант работают в ночную смену. Лука предлагает подбросить их до больницы, но Эбби говорит, что Гэллант проводит ее пешком. Тогда Ковач прощается со всеми, причем пожав на прощание руку Картера. Эбби и Гэллант уходят в сторону больницы.

-А она замечательная, -говорит Сьюзан, наблюдая как Картер смотрит вслед уходящей Эбби.

Картер прикидывается, что не понимает о ком речь.

-Кто? -переспрашивает он.

-Эбби. Я не думала, что она мне на самом деле понравиться, но она мне нравится,-объясняет она Картеру.

Картер же продолжает прикидываться невинным ребенком, в первый раз увидевшим новую горничную.

-Если ты волнуешься на счет того, что Эбби живет с Лукой - не стоит. Я не думаю, что у этого будет продолжение. А ты на самом деле сегодня вел себя по-дурацки.

Еще бы, я так и представляю Торпа, орущего из режиссерского кресла на Уайли: "Ной, сегодня ты играешь полного кретина! Слышишь?! ПОЛНОГО! Забудь все, что ты играл раньше и играй КРЕТИНА!"

-И что же я сделал сегодня по-дурацки?

-Ну, во-первых, ты участвовал в дуэли...

Картер смотрит в сторону и выглядит чем-то смущенным. Внезапно Сьюзан просит:

-Поцелуй меня.

Картер смущен, прям как тогда с горничной.

-Просто поцелуй меня, -повторяет Сьюзан.

Картер подчиняется, а Сьюзан спрашивает:

-Это ты сделал, потому что тебе хотелось?

-Это было хорошо, -бормочет Картер неубедительно.

-Ты сделал это потому, что я тебя сказала, -признается Сьюзан в своих сомнениях.

И Картер, каким бы идиотом он сейчас и не являлся, отнюдь не готов признать, что между ними все кончено.

-Не из-за того ли это, что Марк Грин теперь снова свободен, а? -спрашивает он. Это вряд ли. Я имею в виду Марка.

-Ты понял, что я имела в виду, когда сказала, что ты вел себя по-дурацки? Ну, ты опять себя также ведешь. Тебе следует сказать ей...

-Кому? -Картер конечно понимает, что Сьюзан имеет ввиду Эбби, но не хочет признаваться в этом.

-Сказать ей что? -добавляет он, так как изворачиваться уже бесполезно.

-Что ты безнадежно влюблен в нее и не можешь ни секунды жить без нее.

Картер смеется. Первый раз за весь этот день, когда его смех уместен.

-В самом деле?

Сьюзан смеется вместе с ним и говорит:

-Ты безнадежен, -а затем добавляет: -Ты поймешь это.

-Друзья? -с надеждой осведомляется Картер.

-Нет, я же ненавижу тебя, -подразнивает его Сьюзан.

Но это еще не конец, до финальных титров осталось еще целых полминуты.

ПОСЛЕДНЯЯ СЦЕНА

Картер уже уходит, но останавливается как вкопанный и поворачивается к Сьюзан.

-Я привык заглядывать в шкафчик Уивер, -признается он. -Она ни разу не меняла код.

Сьюзан столбенеет:

-Так это был ты!

Картер подмигивает Сьюзи, поворачивается и уходит в ночь.


Реклама! sorry :))


Спонсор проекта ZENON N.S.P.

[НАЗАД]