Сезон Восьмой

Эпизод 19

8x19 Братья и сестры ("Brothers & Sisters")
(перевод Миланы)

Часть 1. ER

Ранее в ER: В седьмом сезоне Эбби делится с Картером, рассказывая о том, что она страдала от пристрастия к алкоголю, но вот уже в течение 5 лет является трезвенницей. И вот на шестом году своего воздержания, она позволила себе выпить вместе со своей соседкой Джойс. Брайн, муж Джойс, избивает Эбби (за то, что она пытается защитить Джойс от его жестокого обращения). Эбби перебирается жить к Луке, до тех пор пока Брайан не уезжает жить в Айдахо. Новый интерн Пратт "гладит всех против шерсти". В конце концов вспышка из прошлого - Сьюзан, сжимающая в объятиях свою племянницу Сюзи, и предупреждающая свою сестру Хлой, принадлежащую к отбросам общества, что у той может и не хватить достаточно качеств, чтобы быть хорошей матерью.

Эбби осторожно открывает дверь своей квартиры и входит, волоча за собой свои пожитки, на голове у неё копна волос, причёска под лозунгом: "Уфф, я сделала это снова: фальшивые локоны!" Д-р Ковач следует за ней с чемоданом, затем он выходит, чтобы принести ещё её пожитков, оставляя Абби в одиночестве. Она забредает в ванную и зажигает свет. Её взгляд падает на запачканную кровью скатерть, которую она прижимала к своим ранам, когда Брайан избил её. (Это довольно грубоватый промах, что эта скатерть всё ещё здесь, так как мы знаем, что некоторое время после избиения, она жила дома, то есть эта тряпка с засохшей на ней крови валялась на краю раковины в то время пока она принимала душ в течение нескольких дней. Вероятно, авторы сериала хотели с помощью этой засохшей крови ещё раз подчеркнуть как была травмирована Эбби, чтобы даже самые непонятливые уразумели в дальнейшем почему же она опять пристрастилась к алкоголю). Эбби уставилась на себя в зеркало, при воспоминании о том, что она увидела о том вечере её травмированный левый глаз начинает дёргаться от боли.

Пока доктор Йен-Мей Чен (Деб)попусту тратит время, занимаясь бумажной работой новый интерн д-р Грег Пратт (который ещё не заслужил, в отличие от Йен-Мей, своего личного прозвища, так как пока является всего лишь достаточно одномерной плоской карикатурой худших качеств характера Бентона) готовится продемонстрировать ещё одно из своих "достоинств" - ужасный вкус при выборе женщин.

"Ты любишь макароны с сыром"?- спрашивает Праттт, не поднимая глаз, но явно обращаясь к Чен.
"Нет",- отвечает Чен, также не поднимая глаз.
Праттт с прискорбием извещает, что ему стыдно, так как это всё, что есть у него на обед.
"Очень плохо",- бросает Чен, направляясь осматривать пациентов. Пратт тащится за ней.
"Ну, это не будет так уж плохо, если ты разоришься на пару баксов для бутылочки хорошего вина",- продолжает разливаться Праттт.
Чен игнорирует его и двигается по направлению ко второму пациенту. Пратт продолжает нудить.
"Ты расспрашиваешь меня? - в конце концов удивляется Чен.- Я пас".
Пратт получает укол по самолюбию, но будучи идиотом, не останавливается.
"Я не люблю макароны с сыром",- делится Чен.
"Отлично, тогда может ты приготовишь что-нибудь?", радостно улыбается ей этот недоумок.
"Не думаю, -произносит Чен,- я не обедаю с тобой."
(Давай, Чен!!! Откажи ему!!!)Но Пратт не сдаётся, ранее он видимо никогда не встречал женщин, над которыми не одерживал верх, пользуясь своим редким сочетанием высокомерия и необаяния.
"Я просто подумал, не хотела ли бы ты пойти поесть первой",- пожимает плечами Праттт.
Чен, находящаяся с другой стороны кровати пациента, игриво смотрит на Пратта. (О Боже, броня сломана!!! Как вульгарно!)
"Раньше ты получаешь всё ещё горячим и тяжёлым",- продолжает Пратт, наклоняясь над пожилым мужчиной, глядя на Чен с оттенком злости в глазах.
"Я могу сделать всё для себя", парирует Чен. Пратт иступлёно мозолит в руках свой стетоскоп, как бы лаская его.
Пабло, пожилой пациент, открывает глаза: "Я слышал, кто-то произнес слово секс?" Действительно, пациенты Центрального Госпиталя никогда не устают слушать огромное количество информации о личной жизни их лечащих врачей. Чен спрашивает Пабло, любит ли он макароны с сыром.
"Я люблю ЭТО", отвечает Пабло, надеясь, что это часть дискуссии на сексуальные темы.
Чен натянуто улыбается и говорит Пратту: "Ты получил приглашение на свидание."
Пратт в изнеможении произносит: "Когда-нибудь я собираюсь растопить Ледяную Королеву, исцеляющим жаром своего своенравия."

Эбби вытаскивает испорченную еду из своего холодильника и содрогается.

Лука, о, Лука, в это время держит в руках некий мощный инструмент, при этом он совсем не боится пользоваться им. Это... электродрель. Ну что ж, в любом случае неплохо. Он врезает новый замок в дверь, в то время как Эбби потягивает ПИВО и чистит свой холодильник. Стук в дверь прерывает самозабвенную работу Луки. Чёрт бы побрал этот стук!!! Лука бросает взгляд инквизитора на Эбби, интересуясь ждёт ли она кого-то. Эбби пожимает плечами и кивает Луке, разрешая открыть дверь. В данный момент разве привык кто-то пользоваться здесь дверным глазком? Итак, естественно Лука открывает и лицом к лицу сталкивается с доктором Картером, вооружённым букетом цветов. Джон Картер решил заглянуть проверить, как поживает его дама, находящаяся в подавленном состоянии.

Картер заходит, явно нервничая, и в это время мы можем лицезреть долгий кадр: Эбби с открытой пивной бутылкой у бедра, стоящей на границе между кухней и гостиной. Она инстинктивно прячет бутылку за спиной, напряжённо поворачивает голову в сторону, взмахивает свободной рукой, как бы пытаясь освободиться от внутреннего нервного напряжения. Она чувствует, что Картер как бы разоблачил её, и наконец встречается с ним взглядом. "Привет, Картер",- мямлит она слегка опустив голову. Челюсти Картера сжаты. Он уставился на неё удручённым взглядом, говорящим о недоверии и утрате иллюзий. Лука чувствующий, что воздух в комнате застыл от напряжения, пробует разрядить атмосферу, предлагая Картеру пиццы. Это ничем не помогает, за исключением того, что только насыпает ещё немного соли на раны Картера.

"Я только забежал удостовериться, что ты уже устроилась",- бормочет Картер, бросая цветы на соседний столик. "Я занимаюсь сейчас этим", цедит Эбби сквозь сжатые зубы. "Я могу видеть это",- коротко бросает Картер. Он разворачивается на пятках и громко произнеся: "Добро пожаловать домой!",- выходит с злобным выражением лица.

Эбби, закусывает губу. Темнота.

Пратт направляется к молодому человеку с сальными волосами бьющемуся в агонии в смотровой комнате. Его мучают приступы боли в животе и он умоляет снять ему боль. Эбби осматривает его и начинает помогать, но Пратт полностью её игнорирует и пытается получить информацию о пациенте сам.

Сальный Юноша орёт, что его брат находится внутри его желудка и прогрызает себе дорогу наружу. Эбби скривив рот, предлагает налидол, консультацию психиатра и мягкие транквилизаторы. Но Пратт уклоняется от её советов. Он гневно оборачивается к Эбби и огрызается: "Я управляю самолётом, ты подаёшь кофе!"(Полная задница!).Сальный Юноша опять начинает вопить, что его брат прогрызает его желудок, и при этом он выглядит абсолютно ужасающе. На прошлой неделе (серия "Orion in the sky") Пратт уже смеялся над таким случаем и грубо, не стесняясь пациента пытался вызвать психиатра, и оказался в глубокой... хм... заднице, на этой неделе он решил видимо реабилитироваться и отнестись к бреду о брате в желудке со всей серьёзностью и вдумчивостью. Эбби вначале кажется протестующей, но вдруг она замечает неподалёку Картера и вместо протеста говорит: "Замечательно, это всё твоё!" Пока Картер наблюдает как она уходит, она оборачивается и кидает на него взгляд из-за плеча.

Картер и Пратт коротко обсуждают ЭКГ другого пациента, при этом Пратт не пропускает ни секунды, чтобы не задать вопроса. Всё это происходит на фоне метающегося Сального Юноши, который бьётся в конвульсиях и кричит о его внутреннем братце-каннибале, который продолжает выедать потихоньку его желудок. "Я хочу, чтобы вы вытащили его, прежде чем он сожрёт меня!",- орёт несчастный. Картер успокаивающе похлопывает его по руке, и в то время пока Пратт пытается удержать буйство агонизирующего юноши, перечисляет всё, что недавно назвала Эбби, добавив к этому еще и ленты для привязывания к койке.

Д-р Роберт Романо рысцой бежит за Керри Уивер (её лозунг теперь благодаря сценаристам может звучать как "Теперь все тайны вытащены на обозрение общественности!"). Он нагло рассуждает о статистических данных, касающихся лесбиянок, о том, что лишь небольшое количество лесбиянок рожают детей в возрасте около 30 лет, что явно увеличивает их риск заболеть раком различных женских органов: яичников, молочной железы и т.д.

-Да, это так, - вздыхает Уивер, пытаясь избавиться от него. Романо провозглашает, что это так же происходит от того, что лесбиянки, видимо, уделяют меньше внимания собственному здоровью, так как боятся посещать докторов. Он вычитывает это из чего-то, похожего по виду на медицинский журнал или возможно другого сборника статьей. Уивер не обращает внимания.

-Лез-з-збиянки также в меньшем количестве случаев подвергаются осмотру гинекологов,- продолжает Романо, стараясь растянуть слово ЛЕСБИЯНКИ насколько это возможно.

"Ты так и будешь говорить это?" -вяло огрызается Уивер.

"О чем? О ЛЕСБИЯНКАХ? Я просто читаю. Я ничего не смогу с собой поделать, это возбуждает меня",- виновато произносит Романо. Он продолжает сразу же объяснять, как и почему лесбиянки и их особенная магия возбуждают его, как будто это вообще нуждается в объяснениях. Романо развивает свою теорию о том, что в их больнице есть все условия для того, чтобы заниматься обслуживанием лесбиянок.

"Ты пытаешься эксплуатировать мой образ жизни", - обвиняет его Кэрри, но кажется не столько сердитой, сколько смирившейся с его причудами, как с неизбежным злом.

"Нет, я просто стараюсь сосредоточиться на положительной стороне вопроса,- отвечает Романо,- ты руководитель, ты лесбиянка и ты - проба сил... Ты можешь появиться на обложках журналов, как представительница Нового Центра Окружной для лучших лесбиянок",-объявляет Романо (можно громко посмеяться над этим названием). Уивер просто смотрит на него, как на человека явно забывшего принять свои лекарства. Романо трусит прочь, бросая ей, что она сможет прочесть об этом больше в предложениях, которые он раздаст перед конференцией. Уивер изумлённо глядит на него: "Ты хотела бы быть обманутой", - напевает Романо. Это будет прекрасно и по его виду нельзя сказать, что он обманывает.

Доктор Сьюзан Льюис (её девиз на сегодня: "То, что вы нюхаете, это всего лишь моя гнилая разложившаяся от времени старая сюжетная линия, которую выкопали сценаристы", видимо, чтобы придать данной серии пикантный вкус мертвечины) входит в комнату отдыха как раз, когда Картер атакует тостер с помощью электролезвия от Сального Юноши. Сьюзан разглядывает беспорядок, который творится на столе. Картер предполагает, что Уивер не выделила Пратту шкафчик и поэтому он оккупировал всё, что только можно в комнате отдыха. Сьюзан проверяет свой телефон, чтобы узнать нет ли для неё сообщений, в это время она рассеяно говорит: "Надеюсь ты вытащил это из сети?" Картер начинает трястись, выкатывает глаза и сжимает зубы. Затем он прекращает своё собственное веселье.

"Очень весело",- фыркает Сюзи и закатывает глаза.

Пока Картер вежливо пытается выяснить у неё, кто бы мог заменить Марка (фи, опухоль ещё даже не остыла), телефон Сьюзан начинает играть мелодию, сопровождающую полученные сообщения. Оба застывают, молча слушая детский голос, наполненный паникой: "Тётя Сьюзан, ты здесь?"- шепчет напуганный ребёнок, затем она продолжает, что её мама (сестра Сьюзан) чувствует себя больной, они находятся в гостинице и в данный момент она не может её разбудить. "Сейчас иду!"-вскрикивает Сюзи внезапно и кладёт трубку. Сьюзан подходит к телефону и набирает свою сестру, но отвечает автоответчик. Картер смотрит на Сьюзан с участием.

Только что прибывшая травма прерывает беседу. Уивер зовёт Луку помочь ей работать с пациентом, семилетним мальчиком, который упав с дерева, получил травму головы. Они перевозят его в Травму и вызывают нейрохирурга. Они также замечают, что у него сочится спинальная жидкость, и вся его голова в крови."Это выглядит как сломанный орех"- объявляет Лука. Он так груб со своим сравнениями и жаргоном. Картер пытается помочь, но Уивер отсылает его, он мечет в Луку взгляд, полный укора, кружит вокруг них и затем гордо шествует прочь. Лука выглядит на секунду обеспокоенным, а затем возвращается к работе.

Пратт склонился у стены и выводит диаграмму. На его лице глупая улыбка, которая просто вызывает желание наподдать ему так, чтобы он оказался в каком-то адском и страшном месте. Чен проходит мимо и поддразнивая спрашивает его о "свидании", которое было у него с Пабло. Пратт посмеивается и продолжает потчевать Чен забавными фактами из жизни Пабло, так как он отзывчивый и интересующийся терапевт, который будет поить и кормить всякого, кто кажется ему способным помочь в продвижении по службе. Чен понемногу подвигается к нему, вся улыбающаяся и немного , флиртующая, кажущаяся впечатлённой. "Он был голоден,- страстно выдыхает Пратт,- и я просто не могу есть в одиночестве".

Как вульгарно и нелепо!!! Они оба выглядят непристойно. Пратт смотрит на неё взглядом "ЭЙ! Иди сюда", но к счастью, Картер прерывает их, прежде, чем она собирается двигаться в указанном направлении.

Схватив Пратта, Картер заворачивает с ним за угол и спрашивает, почему он отпустил пациентку. "С ней не было ничего, с этой женщиной,- говорит Пратт, пытаясь вывернуть шею, чтобы взглянуть на Чен,- она просто хотела бесплатную еду. "Картер рычит, что он должен расписываться на каждом пациенте, осмотренном Праттом, подлежит он лечению или нет. Пратт неохотно соглашается с этим и Картер движется прочь по коридору с лицом Марка, не выражающем никакие эмоции. Он сталкивается с Сьюзан и офицером полиции Тико, который предполагает, что полученное сообщение было получено с мобильного телефона, владелец которого в этот момент находился в Нью-Йорке в районе Верхнего Вест Сайда. Он говорит, что полицейские там с волнением ждут её звонка и затем начнут действовать, привлекая к работе больше наблюдателей.

Нью-Йорк, 55-й полицейский округ, лейтенант сидящий на телефонах, добро подшучивает над шатеном офицером Боскорелли. Этот Боско раздражен из-за того, что кто-то не вытер скамью после того как потел на ней, и он рассеяно бормочет какие-то угрозы по поводу сдирания кожи с чьей-то ленивой задницы, не соблюдающей спортивного этикета. Пока он делает это лейтенант отвечает на звонок женщины из Чикаго и передаёт трубку Боско, который не очень рад этому, так как официально его смена ещё не началась, он, угрюмо, представляется собеседнице, этой безликой и безымянной женщине из Чикаго, чью личность просто невозможно установить и затем слушает её сбивчивые, полные паники объяснения. "Мэм, успокойтесь, послушайте меня,- он усаживается,- когда в последний раз Вы говорили со своей сестрой?"

В Травме маленький семилетний мальчик, который слетел с дерева, выглядит достаточно пугающе. Его сердечный ритм прыгает и д-р Элизабет Кордей (её сегодняшний девиз "Мой муж умирает за кадром и всё что мне дали - это этот вшивый сюжетец") была приглашена вниз для того, чтобы оценить положение. Уивер тихо спрашивает про Марка и вот тут-то мы и узнаём, что он уковыылял на Гавайи вместе с Рэйчел, чтобы она изучила место, где он рос (для неё это гораздо предпочтительней, чем изучать всякие учебники или прочую дребедень). Просто затем его болезнь распространится быстро и он уже не реагирует на боль, а вскоре его парализует.

В это время Сьюзан решает взять несколько дней, она объявляет Уивер, что отправляется в Нью-Йорк на розыск своей пропавшей сестры и племянницы. "Полиция не может помочь",- объясняет она. Она пробегает мимо Картера, который просто ошарашен её возможным вылетом в Нью-Йорк самым ближайшим рейсом и тем, что она оставляет работу на неопределённый период времени. В конце концов он делает то, что сделал бы любой из нас - он пожимает плечами.

"Я собираюсь найти их!",- пронзительно кричит Сюзи и, исполненная ложного оптимизма, грустно погружается в лифт и все мы переходим к следующему этапу этой занимательной истории.(Во время рекламной паузы можно совершить поход к холодильнику, так как мы прошли только одну восьмую серии).

В кадре крупным планом лицо старого афроамериканца:"Иисус был лекарем",-начинает он. Уивер бросает на него взгляд из-за стола: "Кто впустил сюда Преподобного Эда!?"-взывает она. Эд продолжает: "Он - святая боль..." Уивер приказывает Гэлланту вывести Эда, блаженного самозванца, который уверяет всех, что способен исцелять людей.(Что-то типа Чен). Эд молится, и причитает при этом, что люди, которые находятся в приёмном должны открыть свои сердца Господу. Гэллант осторожно просит его уйти.

"Ты лечишь тело, а я лечу душу,- нагло заявляет Эд,- живи с Богом, сын мой"(Романо уже объяснил нам, что Бог-это любовь, может им следует сыграть с Эдом в боулинг?).

Парамедики привозят охранника по имени Стэнли, который получил пулевое ранение в желудок.(Странно только, что рана находится ближе к соскам груди, но возможно там у него выделяются какие-то пищеварительные соки).

Они провозглашают, что ему 32 (он, правда, выглядит на 52 и он сверхъестественно спокоен для того количества крови, которое размазалось по его груди возле пулевого отверстия.)

"Обрати внимание",- с чувством превосходства в голосе обращается Праттт к Гэланту,- Куда, тебя ранило, Стэнли!?" Стэнли с издёвкой улыбается ему: "А куда ты думаешь?"- сипит он и жестом указывает на ужасную рану, которая расположилась на его груди и улыбается миру. Пратт ведёт себя так, словно он преподносит Гэланту важный урок, пока Эбби не закатывает глаза, насмешливо глядя на этого выродка Пратта, который просто бьётся в экстазе от ощущения собственной важности.

Эбби сталкивается с Картером."Не видел тебя ещё этим утром",-заявляет он немного обвиняющим тоном. "Я была занята",-отвечает она очень сдержанно, не располагая к беседе. Когда они подходят к Стэнли, Картер соглашается дать Пратту поучаствовать шоу. Пратт называет все правильные медикаменты, а затем снисходительно приказывает Гэлланту сделать ректальную проверку."Ректальную",-раздражённо повторяет Гэллант, зло глядя на Пратта. Вообще, непонятно, действительно ли этот пациент нуждается в ректальной проверке, как раз тогда, когда в его груди зияет куда большее отверстие. "Играйте красиво!"-предупреждает обоих Картер.

Татуированный головорез усаживается рядом с Сьюзан на скамью в полицейском участке. Она добралась туда очень быстро. Боско и его напарница Фэйт Йокас, проходят мимо неё отпуская шутки по поводу какого-то шоу с оружием в Балтиморе. Ничего не происходит. И их это не заботит. Появляется лейтенант, который указывает им на Сьюзан, говоря Боско, что это и есть та самая женщина, которая звонила из Чикаго.

"Её сестра с ребёнком отсутствуют что-то около часа, а она уже явилась расклееная",- недобро объясняет Боско напарнице. Лейтенант приказывает им покатать её по округе, чтобы помочь найти родственниц, он повторяет: "Она доктор из Чикаго, мне не нужны такие проблемы."(Что? Что его так особенно тревожит, неужели он подозревает, что существует некая медицинская мафия, которая в отместку может потом линчевать его, убить, распотрошить и продать потом его органы?) Боско тем временем досадует, что он должен играть с Сьюзан в песочнице и продолжает в том же духе ворчать, заставляя её буквально подпрыгивать от злости. Он настоящий обаяшка. Им с Праттом нужно поучаствовать вместе в какой-нибудь игре типа "Последнего героя" или что-то типа этого, где бы они оказались на необитаемом острове и в конце концов сожрали бы друг друга в жестокой борьбе.

Сьюзан приветствует Боско, узнавая в нём того самого несимпатичного офицера с неприятным голосом, с которым она разговаривала утром по телефону.

"Я сделал несколько телефонных звонков, но это не дало много",-врёт на ходу Боско.

Сьюзан беспокойно делится с ним, что она звонила в школу, где учится Сюзи и ей сказали, что девочка отсутствует там уже несколько дней. Йокас вежливо говорит ей, что в 90% такие случаи заканчиваются просто великолепно. "Может быть вся семья поехала в Диснейленд или ещё куда-то типа на рыбалку",- мычит Боско, не пытаясь улучшить наше представление о его интеллекте. Йокас спрашивает, где живёт семья Хлой. "Южный Оранж",- отвечает Сьюзан.

Почти не скрывая облегчения, Йокас начинает отправлять Сьюзан в полицейский участок в Нью-Джерси. Но Сьюзан демонстрирует им кассету с записью взволнованного сообщения Сюзи, которое было записано в её телефоне. Боско выглядит немного виноватым, и спрашивает Сьюзан, проверила ли она все больницы. "Разве это не ваша работа"?- устало шутит Сьюзан. Она вручает Йокас несколько фото и Йокас обещает опросить все отели их округа, возможно кто-нибудь узнает Сюзи или Хлой. Сьюзан просит разрешения пойти вместе с ними. "Нет",-говорит Боско. "Да",- в то же время говорит Йокас. Йокас побеждает. Боско недовольно надувает губы. Зрители погружаются в приятную дремоту.

Стэнли находится в достаточно угрожающем положении. Его давление скачет и все приборы начинают регистрировать это, издавая душераздирающий писк. Картер вызывает по пейджеру хирурга и говорит Гэлланту качать воздух, так как у пациента останавливается дыхание. "Я сделаю это",- рявкает взбешённый Праттт. "Здесь учебный госпиталь, Пратт",-говорит Картер. Пратт фыркает, что если Гэллант не справится, то тогда он может закончить всё это. "Нет, задержи своё дыхание",- ворчит Гэллант, что возможно означает:"Не смотри мне под руки, ты, ублюдок!" Он психует во время большой интубации. "Смотри, не раскроши ему зубы!"- зло бросает Пратт. Картер, несмотря на это широко улыбается. Останови его, Картер! Не позволяй этому ублюдку выпендриваться! Гэллант производит интубацию и выглядит радостно возбуждённым. "Лёгкая интубация",- усмехается Пратт.(Какое его дело!? Ведь Гэллант не представляет для него никакой угрозы. Гэллант -студент, а Пратт - интерн. Какое может быть между ними соревнование!?)

Лука сталкивается с Эбби и сообщает ей, что Картер разыскивал её. "Ну, он нашёл меня",- вздыхает Эбби. "Он не выглядит на самом деле счастливым",-добавляет Лука. "М-да"-подтверждает Эбби. Можно умереть, глядя на эту абсолютно бессмысленную сцену, которая, увы, ничего не проясняет в наших головах по поводу отношений в этом треугольнике Картер-Эбби-Лука

Лука направляется в Жёлтую Травму,осмотреть умирающего мальчика. Там уже слоняются его родители. "Он поправится"?- интересуются они. Лука преподносит им новость о том, что в голове у их сына лопнул сосуд, и это нанесло ему непоправимый вред. А то, что он до сих пор дышит, это заслуга дыхательного аппарата, к которому он подключён. "Мне жаль",- искренне говорит Лука. Родители печально смотрят на него. "Бе-ее-п!"-жалобно пищат аппараты в палате.

Нью-Йорк. Эта проходящая через всю серию сюжетная линия, просто убивает нас, заставляя умирать от скуки перед экраном. Боско с важным видом пересекает улицу прямо перед носом у машин, заставляя шофёров отчаянно давить на тормоза и гневно сигналить, при этом он ещё и огрызается. Дети, не повторяйте за ним. Такое могут вытворять только такие задницы как Боско. Он садится в машину и объявляет Сюзан, что ни одна больница или морг не опознали Сюзи и Хлой. "Это хорошо",- невыразительно роняет Сьюзан. Боско повторяет ей, что такие вещи часто случаются и возможно её родственники просто забыли сообщить ей, что уезжают в отпуск. Сьюзан просто смотрит на него. Йокас садится в машину и осведомляется, имела ли семья какие-то проблемы или возможно муж Хлой употребляет алкоголь или наркотики. "Нет, он тот, кто привёл в порядок мою сестру",-говорит расссеяно Сьюзан.Йокас и Боско обмениваются взглядами"нет она не сделала это", пока Сьюзан весело глядит на них с заднего сиденья. Боско знает эти игры и знает, что это отнюдь не забавно.(Как доктор приёмного отделения, повидавшая на своём веку всякие отбросы общества, включая свою собственную сестру, Сьюзан просто вызывает изумление - она даже не думает о том, что давно было актуально и уместно рассказать о некоторых страничках биографии её сестрицы. Чем вызвано её молчание? Слепым доверием или просто идиотизмом?

Наконец Сьюзан добавляет, что Хлой вот уже 5 лет не употребляет наркотики и является хорошей женой и ответственной матерью.

"Если она такая ответственная, тогда почему ты здесь?",-напыщенно произносит Боско.

("Потому что я подписала контракт с дьяволом!"-думает видимо Сьюзан-Стрингфилд.)

Гэллант входит в Жёлтую травму и натыкается там на Пратта, который мается дурью возле мониторов несчастного Стэнли. "Ты уверен, что знаешь как это работает?"- осведомляется он.

"Проведёшь год в VA и поймёшь как работает это железо",- глупо улыбается Пратт.

Он произносит бездушную речь о ветеранах, прикованных к постели, которая вызывает у Гэлланта раздражение.

"Они жертвовали собой, чтобы дать тебе возможность жить",- произносит он негромко.

"Никто мне ничего не давал",- щетинится Праттт.(А жаль, следовало бы дать ему хороший пинок под зад).

"Б-е-е-еееп!"-орёт аппарат Стэнли. Пратт вопит что-то и говорит о том, что явно в организме Стэнли произошла какая-то авария. В это время Гэллант нервно пытается вызвать Картера,- "это асистала, точно асистала"-определяет он. Пратт хочет делать трахеотомию и требует расширитель грудной клетки. Это пугает Гэлланта и он отскакивает к дверям, чтобы позвать Картера.

"У нас нет времени!"-визжит Пратт. Гэллант в полной прострации совершает какие-то странные круги, бормоча что им не следует браться за это самим.

Он смотрится как одержимый. Пратт явно не внушает ему доверия, когда начинает читать по какой-то дерьмовой шпаргалке как выполнять трахеотомию. Он кладёт эту книжку у изголовья Стэнли читает, делая надрез.

Гэллант причитает: "Это неправильно, я не хочу в этом участвовать! Эбби! Эбби! "Но в конце концов, грудь Стэнли уже открыта и он собирается ослепить видом своих внутренностей окружающих. Гэллант чувствует себя обязанным нацепить защитные очки и ассистирует Пратту. В момент, когда они медленно вскрывают Стенли и вытягивают грудной расширитель, входит Эбби и просто замирает: "Что вы делаете?!"-восклицает она. Гэллант вопит, чтобы она быстро позвала кого-нибудь.

Эбби бросается за перегородку смотровой: "Картер, твои студенты только что вскрыли чью-то грудную клетку!"-кричит она. Картер, сломя голову, мчится в травму.

Гэлант и Праттт, стоят уставившись внутрь Стэнли, в его груди что-то булькает и клокочет. Праттт вероятно ищет его душу и при этом красноречиво покашливает. Врывается разгневанный Картер и вопит, что его ученики вероятно совершенно обезумели. "Мне нужен пережать аорту таким ... большим зажимом..."-брызжет слюной Пратт. Картер отталкивает его в сторону и злобно шипит, что если он не знает как называется инструмент, то ему не следует им пользоваться. Пратт заявляет, что Стэнли умирал. Картер в ярости:" Ну если бы он и не делал этого, то сейчас он может быть уверен в этом."

Боско встречается со своим изрядно потрёпанным с виду осведомителем Дарелом и объясняет ему кого он ищет, в это время мы видим Сьюзан, сидящую на заднем сиденье патрульной машины с опущеным стеклом, она слушает их разговор. Трудно понять полицейских, которые разрешают посторонним людям открывать задние окна их машины, но возможно они просто проветривали её после заключённых. Боско с присущей ему черствостью выпаливает, что ищет женщину со дна общества вместе с её дочкой. По идее Сьюзан при этих словах должна была бы вздрогнуть от боли(если бы Шерри Стрингфилд обратила внимание!), но вместо этого она бьёт баклуши на заднем сиденье и такое впечатление, что она вообще не понимает, что она в кадре. Йокас поворачивается к ней и улыбаясь уверяет, что Боско не такой уж бездушный ублюдок, каким кажется внешне (и глубоко внутри у него есть сердце из нержавеющей стали покрытое золотом)

Боско тем временем рычит на Дарела: "Иди, получи владельца до того, как я разобью твою морду. "Тут Сьюзан вспоминает, что надо вздрогнуть, пока бритый Дарел вприпрыжку бежит внутрь. Йокас закусывает губы и тихо жалуется, что ее напарник переживает не лучшее время.

Йокас выходит и направляется к Боско. Она спрашивает, что происходит. Боско пожимает плечами и говорит, что Дарел оказался бесполезным и он сам должен привести хозяина мотеля. Сьюзан смотрит из машины. Боско жалуется, что всё это пустая трата времени. Йокас более терпеливая, высказывает предположение, что возможно это какая-то обычная пустячная ссора между Хлоей и её мужем. "Может быть она даже не пропала!"-рявкает Боско,- может, быть она просто прячется от своей сестры, которая её постоянно контролирует". Йокас понимает боль Сьюзан. В итоге Боско отмечает, что они ведут выматывающий поиск Хлой, что не нормально делать в случае, когда это касается отбросов общества. "Её сестра сказала, что она уже 5 лет - чистая", -замечает Йокас. Боско фыркает. Сьюзан продолжает сидеть без всякого выражения на лице. Она крайне постоянна.

Картер и Пратт завозят Стэнли в лифт, его везут в операционную. "Что за кровавая мешанина?-оживлённо спрашивает Романо,- что вы использовали, вскрывая его грудь? Ручную гранату?" Пратт оправдывается, что он пытался спасти жизнь Стэнли. Романо смотрит на Пратта, как на внезапно появившегося откуда-то таракана, которого он готов пристукнуть в любой момент. Но к сожалению он просто рявкает: "Кто ты, чёрт побери такой?! И почему ты разговариваешь со мной?!" Пратту ничего не остаётся как заткнуться. Романо насаживает Картера на вертел за то, как он руководит своими учениками, и удаляется вместе со своим грубо порубанным ручками Пратта пациентом.

"Какая у него проблема?"-ухмыляется Праттт. О боже! Этот парень явно не заканчивал медшколы. Потому что это не та вещь, которая легко удаётся таким непроходимым тупицам как он. Итак, почему же этот недоумок пасётся на нашем пастбище? Картер напоминает, что Пратт просто взял и разрезал пациента в отсутствии ординатора. На что Пратт заявляет с неумолимой логикой, что он просто хотел спасти его жизнь. (Возможно для этой благородной цели он не испугался бы произвести операцию на открытом теле, были бы инструменты под рукой). Картер сердито приказывает Гэлланту и Пратту сидеть в комнате отдыха и ждать его. Пратт бракует эту идею. "Хоть раз, сделай так как тебе говорят, Праттт",- устало произносит Картер. Пратт разворачивается на 360 градусов и перебрасывает свой стетоскоп резким движением на плечо, конец стетоскопа бьёт по шее несчастного Гэлланта, хотя это не выглядит намеренным. Гэллат саркастически выдавливает: "Большое спасибо!". Праттт поворачивает в противоположную сторону от комнаты отдыха. "Куда ты идёшь?"-кричит Гэллант. "Спасти ещё немного жизней",- бодро произносит Праттт и выходит. Авторы сериала возможно и пытаются сделать из этого идиота нового Бентона, но пока, что они не дали нам повода хоть как-то проникнуться этой идеей. Этот парень вообще плоский и одномерный типаж, в наличие души у него трудно поверить. Если флирт с Чен был попыткой как-то очеловечить этого ублюдка, то на самом деле он всего лишь послужил доказательством всего лишь того, что у этого парня член в действующем состоянии.

Пожилой владелец мотеля ведёт Йокас, Боско и Сьюзан по обшарпанным коридорам. Он не знает имён Хлой и Сюзи так как в мотелях такого сорта постояльцы анонимны. Они входят в номер и Сьюзан бросается к детской игрушке, одиноко валяющейся на детской кровати. Боско врывается в соседнюю комнату и зовёт Йокас присоединиться к нему. Сьюзан бежит за ними и перед ней та самая вещь, от которой она так горячо отказывалась. Наркотики. "Нам надо было смотреть на всё это именно под таким углом с самого начала",- произносит Боско. Он сурово шагает мимо Сьюзан. Йокас бросает на Сьюзан взгляд куда более исполненный сочувствия и следует за ним. Прежде, чем происходит смена сцены, зрители удостаиваются лицезреть выражение лица Сьюзан из коллекции Шерри Стрингфилд за номером 43 под названием: "лёгкое замешательство".

Элизабет Кордейл стоит у кровати семилетнего мальчика, у которого травма головы. Его родители по-прежнему с ним. Входит Лука. "Он немного двигается",- с надеждой в голосе замечает мать мальчика. Элизабет замечает этот воздушный шарик надежды, который пытается надуть несчастная женщина , в то время как её долг в этом шоу, высосать из него всё счастье.

"Это не добровольное движение",- прокалывает она только что раздутый было шарик. Мамаша погружается в воспоминания о своём сыне -обезьянке, который обожал карабкаться, карабкаться и карабкаться куда-только можно. Она не упоминала бананы, но можно быть уверенным, что они где-то за кадром. Её супруг кажется осознаёт, что его сына не ждут никакие улучшения и вряд ли ему в дальнейшем придётся карабкаться на хоть какой-бы то ни было предназначенный для этого объект. Элизабет вежливо объясняет, что при падении ребёнок получил очень сильную мозговую травму. "Он страдает?"- спрашивает отец. Элизабет вперивает взгляд в ребёнка (который, в принципе, выглядит нормально):"Я думаю он уже ушёл, -шепчет она,- здесь только его тело." Родители медленно рыдают и соглашаются отключить его от аппаратов и позволить ему тем самым ВСКАРАБКАТЬСЯ на небо. Элизабет тихо уходит, ей видимо не терпится остаться одной, так как она переполнена фантазиями на тему "отключение Марка от аппаратов".

Гэллант нервно сидит в комнате отдыха. Входит Картер и обнаруживает, что вполне предсказуемо, отсутствие Праттта. Утомлённый Картер стягивает с себя халат и зло кидает его на шкафчики. "Как Стэнли?"-спрашивает Гэллант. "Всё ещё в операционной",-отвечает Картер. "Это было действительно глупо". Гэллант говорит, что это была не его идея и что он вообще хотел привести Картера, но в последний момент остался, так как испугался, что если Пратт возьмётся за Стэнли один, то тогда тот точно скопытится. "Что вы предложили бы мне делать?"- взывает он. Действительно, он в достаточно неприятной ситуации, хотя на самом деле он вполне успел бы выбежать и привести Картера и это заняло бы гораздо меньше времени, чем его жалкие метания.

Картер говорит Гэлланту что-то о будущем дежурстве (видимо, им придётся теперь чистить чьи-то задницы в наказание), Гэллант вежливо благодарит его и поворачивается, чтобы уйти. Картер бросает ему вслед: "Ты знал доктора Малуччи?" Гэллант останавливается: "Нет!" "Это потому что его не сожгли,- объясняет Картер,- он был слишком темпераментный, убил парня, из-за того что думал, что знает всё".

Сожжение живьем Дэйва точно прославило бы его имя, а этот пример послужил бы предостережением и уроком всяким Праттам. Да и сама процедура представляется занятной: представьте себе Дэйва, в адской муке извивающегося в языках пламени, и Уивер в балахоне инкизиторши, сжимающую в руках вместо креста стетоскоп:

-Покайся, грешник! -заклинает она. -Сознайся в убийстве пока не поздно или гореть вечно твоей душе на самом дне Преисподней!

Но Дэйв уже не слышит ничего, кроме собственного ужасного вопля, вопля персонажа, умирающего страшной смертью. И где-то в гуще импровизированной массовки Джон Уэлс хвалит догадливых пиротехников, дорогущие спецэффекты заменивших всамделишним костром с бедным Эриком во главе.

Картер явно собирается сейчас сыграть роль мудрого проповедника. Гэллант вполне оправданным деревянным голосом отвечает: "Я не виню вас за то, что вы сердиты на нас, но не надо стыдить нас с Праттом".

Картер тяжело вздыхает, в замешательстве, он так привык к правилу - Один Чёрный Мужчина Врач в сезон, и совершенно забыл, что авторы шоу решили изменить это. Вообще странно, что Картер решил произнести свой спич, обращаясь именно к Гэлланту, чьё прилежание и усердие бьёт все рекорды. Возможно Картер долго вынашивал эту речь в мозгу и ему было всё равно кто именно находится с ним в комнате, но тем не менее Гэллант явно не заслуживает того, чтобы оказаться в одном ряду с Праттом.

Гэллант сердито выскакивает из комнаты и попадает прямо в лапы Уивер, которая буйствует по поводу Преподобного Эда: "Я думала, я сказала тебе выставить отсюда этого парня." Гэллант пытается объяснить, но она не слушает его и велит заняться этой проблемой Пратту. Пратт рассеянно кивает, не поднимая глаз от телефона. Ясно, что он не собирается шевельнуть и пальцем.

Элизабет входит в операционную, где Романо усердно зашивает Стэнли. "Этот парень имел несчастье пройти через мясную лавку приёмного отделения",- рычит Романо. В момент, когда Лиззи собирается ему помочь, медсестра сообщает, что на проводе Рэйчел из Гавайев, добавляя что это срочно. Романо смотрит на Элизабет и просто говорит: "Иди".

Дрожа, Элизабет хватает трубку: "Что случилось!?" (Мы не слышим ответа, но, судя по её напряжённо-утомлённому выражению лица и по тому, как она хмурит брови, можно сделать вывод: Марк опять загорал обнажённым).

Боско и Йокас продолжают свой круиз, навещая следующего члена из их списка подонков. На этот раз это наркоман по имени Олег, который ловит взгляд Йокас и начинает бежать от них через парк. Стонущая Йокас вылезает из машины и пускается за ним в погоню. Боско врубает сирену и мчится на машине наперерез Олегу. Сьюзан хладнокровно восседает на заднем сиденье, лениво меняя выражение лица с №43(лёгкое замешательство) на №47, а затем, осознавая, что ей, вероятно, надо проявить больше солидарности со своими компаньонами, меняет его на маску №51(какие-то осложнения), во всех случаях одинаково кривя губы.

В конце концов наркоман отловлен и после небольшой трёпки (Сьюзан не забывает добросовестно содрогнуться) он, глядя на предъявленную ему фотографию, раскалывается, что видел Хлой на задворках какой-то старой ковровой фабрики. Боско и Йокас выглядят изумлёнными (но почему? Разве старые заброшенные предприятия не излюбленное место сборищ всяких криминальных отбросов? Может, они ожидали услышать, что этот конченый отморозок виделся с Хлой в вестибюле отеля "Хилтон" за чашкой кофе?).

Несмотря на грубую напористость Боско, Олег не может определённо сказать была ли Хлой с малышкой Сюзи. Боско кидает побитого, окровавленного Олега в сторону, советуя ему в следующий раз выказывать больше уважения к блюстителям правопорядка, затем сокрушается по поводу запачканной машины (кровью несчастного Олега). Сюзан чопорно выговаривает:"Вы могли сломать ему нос!" "Нет! он всегда был таким уродом!",- делится с ней Боско.

Чен и Праттт мило хихикают возле кровати пациента. Входит Картер. Чен говорит ему, что Пратт великолепно сделал спинальный надрез у пациента.

Картер сухо замечает, что он велел Праттту ждать в комнате отдыха. Пратт объясняет, что он давно уже не делал ничего, чтобы хоть как-то закрепить полученные им объёмные знания в области хирургии. "Делай, то что я скажу и когда я скажу! -приказывает Картер,- это просто. Не заставляй меня быть задницей!" (думается это довольно мягкое нравоучение для такого ублюдка как Пратт, пару затрещин бы тут не помешали). Далее Картер отправляет Пратта помочь Гэлланту в дренаже ректального абсцесса (ну вот и обещанная чистка задниц).

Чен высказывает удивление, может она что-то пропустила в отношениях Картера и Пратта. "Мы должны не сводить с него глаз",- произносит Картер, глядя вслед уходящему Пратту."Он хороший", говорит Чен. "Он опасный",- объясняет ей Картер.В этот момент он видит Эбби, и покидает Чен, устремляясь за своей навязчивой идеей.

Эбби выходит наружу и закуривает. Картер подкатывается к ней и заводит непринуждённый разговор о состоянии Стэнли. Эбби ничего не слышала. Вдруг Картер спрашивает: "Ты хочешь поговорить об этом?" "Не о чём говорить",- бодро заявляет Эбби. "О, нет!",-давит на неё Картер. Эбби всё ещё трясёт головой. Картер шлёпается рядом с ней и начинает рассуждать о том, что, возможно, она начала выпивать после того, как подверглась нападению. "Я сказала, я не хочу говорить об этом",- настаивает Эбби, не спуская своих глаз с его лица. "Нет, ты сказала, что не о чём говорить", поправляет её Картер. Эбби пытается отделаться от него и говорит, что контролирует то, что происходит. "Шесть лет ты сказала",- говорит Картер. "Это было тогда,- отвечает Эбби резко, - сейчас я другой человек. "Картер фыркает и это заставляет Эбби разразиться целой тирадой: "У меня было просто пиво. И не пытайся сделать из этого большое дело!" "Дело не в бутылке пива, которое была у тебя вчера или в двух бутылках, что ты захочешь завтра", - замечает Картер. "Я контролирую ситуацию..."-отвечает Эбби. Картер полон скептицизма, но Эбби спасает подъехавшая машина скорой помощи. Новый пациент тридцатипятилетний пьяный водитель, ехавший на красный свет. (ещё одна жертва на эшафоте центрального госпиталя). Элизабет спешит вниз переговорить с Романо. У Ракеты Романо действительно сегодня дерьмовый день, он вынужден работать с филе из Стэнли, которое ему заботливо нарезал милый юноша Пратт. Элизабет немедленно объясняет ему, что ей нужно на время оставить работу. Романо рявкает: "Я тоже нуждаюсь в месяце отдыха на юге Франции, но этого не случается." "Это Марк, он болен",- выпаливает Элизабет. На лице Романо отражаются все его мысли по этому поводу("Опять этот кретин. Неужели он ещё не умер?")В это время она объясняет ему, что Марк поехал на Гавайи вместе с Рэйчел, и там его состояние ухудшилось до такой степени, что он не может вернуться лететь назад. Романо тихо разрешает Элизабет присоединиться к её мужу, обещая, что он постарается уладить все вопросы таким образом, чтобы она могла отсутствовать сколько ей понадобится. "Я могу что-то сделать?", спрашивает он. Элизабет смотрит на него пронзительно: "Молись!" "Это не самая сильная моя сторона", - отвечает Романо (и это раздаётся из уст человека, который говорил, что Бог это любовь?) "Но здесь я сделаю исключение", - добавляет Романо. Элизабет считает видимо, что лучшей благодарностью в это случае демонстрация слабой улыбки, с нею на лице она покидает госпиталь (она очаровательна).

Эбби, Лука и Картер вкалывают над жертвой дорожно-транспортного происшествия. "Этот парень пахнет как винный завод -говорит Картер, - он ранил ещё кого-то?" Позже Картер становится агрессивным: "Я думаю, это издержки тройного мартини, которое он принял на ланч". Картер подчёркнуто смотрит на Эбби, когда произносит эту реплику. Эбби не реагирует. Лука предпочитает мудро помалкивать (есть в этой ситуации что-то смущающее нас. Как если бы Эбби вывалила перед Картером груду наркотических препаратов и возмутилась: "как отвратительно пахнет лекарствами!")

Сьюзан выпрыгивает из полицейской машины и направляется к зданию старой ковровой фабрики. "Как здесь воняет, - морщится Боско,-добро пожаловать в Уринотаун (по-русски - Мочеград). "Боско, Йокас и Сьюзан освещают фонарями грязные углы заброшенной территории, они высвечивают одурманенные наркотиками лица. Боско опознаёт в одной из физиономий, нечто напоминающее Хлой. Он зовёт Сьюзан, та кудахчет над сестрой, умоляя её очнуться. Но дыхание Хлой затруднено и прерывисто и рядом нет никаких признаков дочери. Йокас вызывает скорую помощь.

В следующей сцене появляются парамедики Алекс и Ким, которые достаточно вежливы по отношению к Сюзан, которая пытается громко отдавать какие-то указания. Правда вначале они не разрешают ей сопровождать их в скорой, но затем смягчаются и Сьюзан вкатывается в их машину.

Пьяница, пострадавший в происшествии мёртв. Картер советует Луке оставить его, так как он уже окончательно умер, а Лука видимо до сих пор не может это уразуметь. Видно, что Картер абсолютно не переживает по этому поводу. Когда он направляется к выходу, Лука окликает его: "Она уже большая девочка, Картер!" "Да, и у неё проблемы с алкоголем", - ядовито произносит Картер. Но у Луки, к счастью, иммунитет к этому виду пресмыкающихся: "Я не говорю людям, как им жить", - говорит Лука.(Что за ерунда! На самом деле каждый из нас всю жизнь раздаёт другим советы и указания как именно им надо жить!). Картер обвиняет Луку в том, что алкогольный рецидив у Эбби начался именно тогда, когда она жила у Луки дома. "Она не алкоголичка!" - спорит Лука. "Да, она именно алкоголичка, - отвечает Картер, - ты что тупой или тебе просто наплевать на неё!?" Он приближается к Луке, который смотрит то на него, то в пол (возможно Лука на самом деле смущён, что он и не подозревал, что у Эбби гораздо больше проблем, чем ему казалось).

Но Картер не смолкает: "А может быть тебе просто нравится, когда она пьёт, она становится более уязвимой и тогда ты сможешь играть в заботливую наседку!" Картер приближается всё ближе к Луке(а вот этого ему следовало бы избегать, так как его фоне, выглядит гораздо более молодым и мелким, что само по себе и неплохо, но явно не в этом случае, когда он провозглашает такие серьёзные вещи.)."Не играй с огнём, Картер," - рычит Лука и пытается выйти. Но Картер преграждает ему путь: "Что ты собираешься сделать? Ты хочешь врезать мне?! Давай, вот моя голова!" - бросает он вызов Луке, сверкая глазами, он машет в воздухе руками и пыжится. Такое ощущение, что он очень хочет поиграть в игру для больших парней, но, к сожалению, не может допрыгнуть до нужной высоты. У Луки нет никакого желания драться с Картером и он опять пытается пройти. "Если ты не поможешь ей, ты повредишь ей!" - орёт Картер.

Появление Эбби прекращает эти жаркие дебаты и Картер в раздражении выскакивает вон. Лука качает головой, в то время как Эбби видимо ищет пару извилин, которые она видимо окончательно растеряла, если так активно не замечает, что творится с Картером (жаль Картера, особенно как обошлись с ним сценаристы: невозможно выглядеть зрелым и серьёзным, когда тебя постоянно заставляют выпаливать какие-то раздражённые реплики).

В Нью-Йорке парамедик Алекс пытается утихомирить неистовую Сьюзан, которая рвётся оживить свою вырубленную наркотиками сестру. Он говорит ей: "Мы справимся с этим. Я обещаю". Они пытаются вытащить из Хлой названия наркотиков, которыми она накачивалась, но её состояние ухудшается, прежде, чем она успевает что-то сказать. Сьюзан тянется за какими-то инструментами, но парамедик злобно орёт на неё. Пока Сьюзан просит Алекса интубировать Хлой, он повторно пытается заставить сердце Хлой биться. Сьюзан смотрит на него с досадой.

Уивер идёт по отделению и замечает Преподобного Эда, призывающего каких-то пациентов возлюбить сладкого крошку Иисуса.

"Пратт, я думала, я сказала тебе избавиться от него!" - блеет она. Пратт пожимает плечами и заявляет, что он пытался заставить Джерри вывести этого старого сумасшедшего, но Джерри любезно позволил доброму священнику дотронуться до него и излечить его ишиас. "И это прошло!" - широко улыбается Пратт.

Уивер движется по направлению к Эду, пытаясь изгнать его самостоятельно. Преподобный чувствует волну гнева, исходящую от неё. "Не беспокойся, дитя моё, - орёт он, -и уверуй в Его могущество!!! Дай Его страстной любви излечит тебя!" Он обхватывает лоб Уивер и она вздрагивает от неожиданности и начинает биться в гневных конвульсиях. "УВЕРУЙ!!!" - орёт Эд. Далее он начинает идти за ней на коленях, она борется с ним и пронзительно кричит. Окружающие наблюдают за этой сценой и смеются (возможно лишь потому, что им заплатили).

Картер извещает Пратта, что Стэнли выжил. Пратт гордо улыбается, заявляя: "Я сделал правильную вещь"( не мешало бы крошке Иисусу в этот момент хорошенько отметелить его за всё). Но Картер прохладно говорит что он скорее удачлив, чем прав, так как Стэнли легко мог умереть. "Но это не случилось", - радостно говорит Пратт. "Не на этот раз", - тихо произносит Картер.

Члены Иллинойской женской Ассоциации Здоровья приходят с целью отыскать Уивер. Они обнаруживают её как раз в тот момент, когда она яростно выпихивает Преподобного Эда за дверь. В их взглядах можно увидеть изумление.

Уходя, Эбби подходит к Картеру и извиняется за свою резкость. "Я не хотела, чтобы ты волновался за меня", - говорит она. "Не ты. Это слишком сложно", - Картер подталкивает её к объяснениям. "Ты и я. Мы". "Мы!? Где тут мы?" - запинается Картер, пытаясь выглядеть беспечным. "Я же сказала, это сложно", - улыбается натянуто Эбби. Эбби благодарит Картера за понимание, обещает, что с ней всё будет ОК и уходит.

Хлой приходит в себя и видит Сьюзан, печально сидящую у её кровати. Сьюзан спрашивает, где Сюзи. Хлой бормочет: "Она со мной". "Она не с тобой",- рявкает Сьюзан. Но Хлой может только ныть: "Я не знаю", - начинает плакать она. "Он разбил моё сердце!" "Где Джо? Сюзи с ним?" - кричит Сюзан. Хлой продолжает рыдать и извиняться.

Эбби сидит словно проглотила аршин, разбуженная каким-то шумом на улице. Она выглядит взвинченной и угрюмой. Мы видим как она проверяет мириады замков на своей двери и затем сворачивается клубком на диване, уныло взирая на ополовиненную бутылку пива на столике. Она берёт в руки телевизионный пульт, вертит его, выглядит абсолютно несчастной.

Йокас подходит к мечтательно глядящей на нью-йоркский горизонт Сьюзан и объявляет, что все силы округа стянуты на розыски её племянницы. "Как твоя сестра? Детективы хотят побеседовать с ней". "Она ничего не помнит", - с досадой произносит Сьюзан. Она нервничает, говоря, что чем больше времени проходит с момента исчезновения Сюзи, тем меньше шансов её найти. Йокас не может не согласиться с ней. Она предлагает ей место в гостинице, но Сьюзан вежливо отказывается , т.к. слишком возбуждена, чтобы хотеть спать. Она спрашивает: "Где твой напарник?" "Он вне поля зрения", - отвечает Йокас. Затем Сьюзан осведомляется, когда заканчивается дежурство Йокас и та весело сообщает, что на самом деле дежурство завершилось ещё пару часов назад. Затем Сьюзан опять смотрит на небо и очень, очень душераздирающе стонет: "Ей всего лишь шесть лет..."

По идее её голос должен звучать как плач, (так, по крайней мере, кажется самой Шерри Стрингфилд), но вместо этого это слышится как будто кто-то прищемил её голосовые связки. Затем камера отъезжает и показывает лицо Йокас, которая твёрдо обещает: "Мы найдём её!"

Часть 2. "Unleashed" (Third Watch).

Итак, Сьюзан в Нью-Йорке вместе с полицейскими Боско и Йокас ищут маленькую Сюзи, которая потеряна её кайфующей мамашей Хлой, которая опять привязалась к наркотикам и перестала на каое-то время быть ответственной матерью, как её охарактеризовала Сьюзан перед посторонними в предыдущей серии. В начале серии нам демонстрируют молодого пожарного Джими, проживающего со своим на вид восьмилетним сыном. Затем к Боско на велосипеде приезжает какой-то одержимый тип, который видимо мечтает быть полицейским, но вынужден довольствоваться ролью добровольного помощника полиции (что-то типа народной дружины). Он пытается информировать Боско о том, что сфотографировал каких-то тёмных типов в их районе, которые занимаются тёмными делами. Он просит арестовать их. Но Боско игнорирует этого добровольца, как наверное сделали бы все мы. (Вот это то и неправильно).

Затем мы видим Боско и Йокас, совершающих очередной круг почёта по злачным местам.

Сьюзан сидит на своей обычной скамейке в 55-м полицейском округе. Она явно будет скучать по этой скамейке, когда вернётся к своей рутинной работе в больнице. Боско и Йокас приводят арестованных. Боско как всегда очень груб. Сьюзан пристально смотрит на Боско. "Что!?" - спрашивает он. "Никаких признаков моей племянницы?" - нервничает Сьюзан. Рядом с ней на скамейке игрушка Сюзи. Боско отрицательно качает головой, тем самым давая ей понять, что он действительно сожалеет, и выходит.

Толстый полицейский Сулливен по кличке Сулли в недобром расположении духа вваливается к себе домой, что-то ворча. Он в изумлении наталкивается там на свою знакомую Татьяну с Украины, которая в прошлом была его девушкой, а потом исчезла. Он не знает что и сказать. Такое по-крайней мере у него выражение лица всё время пока она обьясняет ему, что разбила тарелку, когда хотела приготовить ему сюрприз. Думается, что он уже и так удивлен её появлением, так как практически потерял дар речи до конца сцены.

Классный парень Джимми напевает песню "Если бы я имел миллион долларов" и занимается приготовлением завтрака для себя и сына. Вообще они делают всё весело, споро и дружно. Чистят зубы, поют. Короче идиллия. Сразу видно, какой положительный персонаж Джими. (если бы он после всего этого еще бы и оказался маньяком, схватившим Сьюзан, никто бы не усомнился в авторстве Дэвида Линча, но поскольку балом в этой картине правит вовсе не Линч, то и насчёт Джимми не стоит беспокоиться). Перед самым уходом из дому Джими окидывает взглядом свою, мягко говоря, неприбранную квартиру, говорит сыну: "Ты что думаешь, мы будем делать сегодня вечером? И сам отвечает: "Мы будем делать уборку!" На что сын резонно предлагает ему нанять домработницу. Джимми шутит: "Ты что думаешь, у меня есть миллион долларов?". Они уходят.

Боско печально вешает трубку и смотрит. На Сьюзан, сидящую рядом. Появляется Йокас и докладывает, что сейчас ведутся розыски бывшего мужа Хлой - Джо. Боско встаёт угрюмо и идёт, вероятно дать ещё пару терапевтических пинков наркоманам, чтобы вытрясти из них правду вместе с психотропами, галлюциногенами и прочей токсичной дрянью, которая пропитала их мозг. Сьюзан провожает его взглядом: "Он немного зажат", -говорит она Йокас. "Да-а-а, -отвечает Йокас, и, чувствуя недоверие Сьюзан к её партнеру, решает развеять его: "У меня 2 детей и если бы один из них пропал, то я бы доверила его поиски именно Боско". Сьюзан молча слушает её. Маленькая обезьянка, игрушка Сюзи, жалобно смотрит на нас со скамейки. Невольно напрашивается мысль: кому она достанется, если вдруг бедняжку Сюзи не найдут?

"Она хорошая мать", - вдруг говорит Сьюзан. Йокас кидает на неё удивлённый взгляд. "Наркомания - это болезнь, так определила американская Психиатричекая Ассоциация". Йокас сдвигает брови: "А что насчёт педофилии, ведь это тоже болезнь? Но меня не интересует ПОЧЕМУ кто-то вредит детям. Всё, что я хочу - это остановить таких людей".

Сьюзан говорит о том, что Хлой не причиняла вреда Сюзи (она видимо забыла страх, который слышался в голосе девочки, когда она оставляла ей сообщение)". Нет, -отрезает Йокас, - она потеряла её". Сьюзан нечего ей возразить на это.

Лейтенант вызывает Йокас, они обсуждают версию обычной ссоры, и возможность того, что ребёнок у своего отца Джоя. Лейтенант спрашивает, как Сьюзан себя чувствует. "Это были плохие 24 часа", - отвечает та. "Будем надеяться, что дальше не будет хуже", - оптимистично заявляет лейтенант.

Боско пытается вытрясти дополнительную информацию из отморозка по имени Крис. При этом такое ощущени, что заодно он может вытрясти из этого и так почти убитого наркотиками человека всю душу. Но тот действительно ничего не знает и вид у него очень правдивый (совсем как у юного ленинца).

Салли приходит на работу и делится с Йокас новостью о возвращении его подруги Татьяны. Йокас удивлена. На самом деле, она, конечно, думает, что судя по её биографии эта Татьяна полна дерьма, но держит язык за зубами. Ведь у Салли теперь опять есть привлекательная жена-иностранка. Это ведь по идее предмет зависти. Нельзя лишать его иллюзий, это слишком жестоко.

Йокас просто говорит Салли, как она счастлива за него. Но по её лицу видно, что на самом деле она переживает за него.

Джимми продлжает петь и на работе, его друзья пожарники подсмеиваются над ним. Он смеётся: "Может у меня быть хорошее настроение?"

Боско сообщает Сьюзан, что только что получил звонок, о том, что найдено тело девочки и требуется, чтобы Сьюзан прибыла на опознание. Он смотрит в сторону: "Она в морге". Сьюзан смотрит на него без всякой реакции. Шерри Стрингфилд реагирует, ничего не делая. Она просто смотрит на него ничего не выражающими глазами.

В это время Джимми продолжает от души забавлять своих коллег своим отцовством, и приобретёнными в хозяйстве навыками. Их бурное веселье прерывает срочный вызов на пожар и они лихо съезжая по металлическим столбам устремляются к Большой Пожарной машине.

В морге паталогоанатом представляется Сьюзан и кратко описывает ей предстоящую процедуру. Она становится у большого окна. В глазах у неё всё расплывается ещё перед тем как ТАМ отодвинули занавеску. Она берёт Йокас за руку. "Просто дай знать, когда ты будешь готова," - говорят ей. Через какое-то мгновенье, она судорожно кивает и затем занавеска отодвигается. Мы видим как Сьюзан, всматривается в окно. Это длится недолго, через минуту она закрывает лицо руками, её тело трясётся: "Нет! Это не она!" - она смеётся и плачет одновременно. Йокас и Боско поддерживают её. Они рады. Все смеются (неважно, что за ребёнок валяется там на столе - главное, что это не крошка Сюзи.).

Пожарные подъезжают к старому жилому зданию, из окон которого валит дым. Слышны крики на испанском. Одна из женщин наполовину высунулась из окна и душераздирающе кричит. Видно, что она буквально задыхается от дыма и хочет выпрыгнуть. Все кричат ей оставаться на месте, что видимо является последней из вещей, которые ей бы хотелось сделать. Джимми и ещё двое пожарных хватают верёвку и лезут на крышу.

Йокас и Боско после недолгого обсуждения приходят, наконец, к выводу, что до сих пор неправильно искали Сюзи. И что надо бы поискать её среди детей таких же наркоманов как её ответственнейшая их мамаш Хлой. Они предполагают, что эти кинутые их забывшимися в кайфе родителями сбиваются в стаи и бродят неподалёку от мест, где валяются в экстазе их предки. Глядя на донельзя истощённую опознанием трупа Сьюзан, они решают не брать её с собой, видимо, чтобы лишний раз не травмировать, оставляют её сидеть с тем же отсутствующим взглядом на той же скамейке, и уезжают.

В это время на пожаре, испанская сеньора продолжает истошно орать. Они умоляют её потерпеть ещё немного. Один из пожарных озабоченно замечает, что на крыше нет ничего, на чём бы они могли закрепить верёвку. Женщина вопит, но вдруг по-английски (о, чудо!): "Пожалуйста, поскорее!" Джимми хмурит брови.

Боско и Йокас въезжают в старый мрачный район больше похожий на огромную помойку. Они находят двух плохо одетых несчастных детей, блуждающих среди каких-то мусорных куч. Йокас говорит, что будет лучше, если она поговори с ними первой. Она моляще смотрит на Боско и просит: "Это ведь дети! Дай мне поговорить с ними первой". Ясное дело, она ведь знает, как обычно разговаривает с людьми её напарник. Она берёт с собой фото Сюзи и выходит из машины.

Дети очень милы и открыты, а их внешний вид создан так, чтобы вызвать у зрителя жалость. Они не боятся Йокас и сразу узнают Сюзи по фотографии. Они сообщают ей, что Сюзи ушла вчера с полицейским. Йокас благодарит их и предлагает купить им еду. Они соглашаются ехать с ней при условии, что потом она привезёт их назад. (М-да... Вот так день назад и малышка Сюзи пошла куда-то с неизвестным дядей - полицейским).

В это время на пожаре, несчастная женщина уже высунула ногу из окна. Пожарники орут ей оставаться внутри (естественно, из лучших побуждений). Затем они решают, что один из них будет вместо якоря, за который они привяжут верёвку. Идея, конечно убийственная. Но они все с радостью берутся за дело. И знаете почему? Потому что они Г-Е-Р-О-И!

Йокас усаживает детей в патрульную машину и заботливо напоминает им пристегнуть ремни (прекрасно, что в полицейских машинах есть ремни на задних сиденьях, это означает, что все конвоируемые не пострадают в случае аварии). Боско спрашивает: "Они знают что-то?" "Они знают всё!" - отвечает Йокас. Она говорит ему, что по словам детей Сюзи увёл полицейский. Они строят предположения, что это мог оказаться Джо -отец девочки. "Это выглядит как если мы находим мужа, мы можем ехать домой", - с надеждой произносит Боско. И мы все чувствуем, что всё будет совсем не так просто как хочет Боско.

Высокий мужчина с открытым дружелюбным лицом входит в полицейский участок. Это и есть Джо. Сюзан восклицает: "Джо!? "Он также удивлённо глядит на неё и спрашивает где Хлой. В ответ она накидывается на него с вопросом, где Сюзи. Боско вмешивается и спрашивает у Джо, когда он в последний раз видел свою падчерицу. У Джо расширяются глаза: "О Боже! Что случилось с Сюзи!?" Боско смотрит на него в замешательстве, он явно не ожидал такой реакции.

В это время на пожаре, Джимми уже обвязал себя верёвкой, его напарники также обвязаны верёвкой и какими-то крючками-кошками. Ногами один из них опирается о барьер на крыше, находясь в полулежачем положении. Он выполняет функцию якоря, а второй товарищ помогает ему, обхватив его за торс.

Боско уводит Джо в комнату для допросов. Джо узнаёт, что Хлой госпитализирована и начинает винить себя в этом трагическом повороте событий. Боско спрашивает его опять, когда он в последний раз видел Сюзи и тот отвечает: "Неделю назад, - затем волнуясь произносит, - я знал, это должно было случиться!" Он рассказывает, что им постоянно приходилось менять место жительства из-за того, что у Хлой постоянно происходили рецидивы и она оказывалась в нехороших наркоманских компаниях. Он устал. Сьюзан смотрит на него через стекло и кусает губы, слушая о том какой образ жизни всё это время вела её сестра. Затем Джо говорит, что пару месяцев назад, он встретил очень милую женщину. Боско спрашивает знает ли об этом Хлой. Джо смотрит на него и отчётливо произносит: "Моя жена -наркоманка. Она проходит курс лечения и в течение нескольких месяцев не прикасается к наркотикам, а затем срывается, она исчезает из дома и я вынужден бегать по ночным улицам и искать её". Джо признаётся, что Сюзи это было то единственное, что ещё удерживало его возле Хлой.Боско спрашивает, брал ли он Сюзи. Джо говорит, что всё это время находился в Атлантик-Сити со своей подругой. Он добавляет, что Хлой вычислила это и у них произошла крупная ссора. Вот почему он чувствует себя виновным в её срыве.

Пока Джо допрашивается, Йокас подводит к стеклу привезённых детей и спрашивает их тот ли это человек, что увёл Сюзи. Они оба отвечают отрицательно."Он был на велосипеде", - добавляют они. Йокас задумывается, что за коп мог патрулировать этот район на велосипеде. У Сюзан очень разочарованный вид, так как Джо свёл все её надежды на счастливый исход к абсолютному нулю.

Джимми медленно спускается вниз к окну, где истошно кричит женщина. Его товарищ, кряхтят от напряжения, чувствуется как верёвка врезается в его тело.

Сюзан сидит одиноко в комнате. К ней подходит Йокас и они ведут диалог на тему, как Хлой докатилась до жизни такой и какой милой она была в юности, и как Сюзан её любит, но при этом как ей тяжело опять видеть, что её сестрица снова принялась за старое и превращает свою да и не только жизнь в ад. В это время выходит Джо. Он обещает Боско и Йокас, что он будет с ними на связи в случае если появятся какие-то новости о Сюзи. Затем он смотрит на Сьюзан и говорит ей о том, как он сожалеет о случившемся. Сьюзан немногословна с ним.

В сцене Бесконечного Спасения Джимми продолжает спускаться к этой почему-то ещё не сгоревшей дотла несчастной. Его друзья продолжают стонать от напряжения на крыше. В момент, когда он оказывается на уровне окна, женщина повисает на нём и они теперь спускаются вместе. Его багровеющий товарищ на крыше теперь агонизирует от двойного напряжения. Джимми лихо приземляется, все радуются и салютуют друг другу, все победители.

Йокас и лейтенант размышляют, что же это за полицейский на велосипеде раскатывает по этому району, где по их данным нет полицейских на велосипедах. Лейтенант выдвигает версию, что, может, это скрытый полицейский, работающий под прикрытием (интересно, зачем же тогда он носит полицейскую форму, он что идиот?). Однако Йокас явно не собирается прислушиваться к таким диким мыслям и вдруг вспоминает, что дети говорили об этом полицейском, употребляя определённый артикль, что означает, что они знают человека, о котором говорят, т.е. по крайней мере встречали его ранее. Догадка озаряет лицо Боско и он поспешно уводит Йокас из кабинета, говоря лейтенанту, что ему надо кое-что проверить.

Боско говорит Йокас: "Мы говорили с ним, Фэйт!" И объясняет, что он имеет в виду того самого добровольного районного дружинника, который прикатил утром на велосипеде. Боско буквально сходит с ума от мысли, что он разговаривал с этим парнем и послал его подальше. Йокас пытается успокоить своего напарника, говоря, что это просто его причуда и возможно лишено всяких оснований. Однако он уже зажёгся, и они едут проверить район в поисках этого парня.

Поначалу им явно не везёт, так как никто из встреченных ими на улице людей не слышал об этом субъекте. Но вдруг к ним подбегает какая-то женщина, и говорит, что ей передали, что двое копов ищут парня из районной дружины. Дама называет адрес и имя -Джеральд.

Йокас и Боско стремительно мчатся на машине к указанному зданию и входят внутрь. Боско очень напряжён, Йокас выглядит более спокойной. Она стучится в дверь Джеральда. Он спрашивает, кто это и услышав, что это полиция отвечает, что не одет. Йокас продолжает переговариваться с ним через дверь, извиняясь за беспокойство, и объясняя, что они надеются получить от него информацию о ком-то, кого он мог видеть, находясь на своём посту. В это время Боско проскальзывает в какую-то лоджию, примыкающую к окну Джеральда. Он видит, что Джеральд на самом деле одет и окончательно укрепляется в своих подозрениях. Затем он заглядывает в соседнее окно и видит маленькую, спящую на кровати девочку в комнате, отделанной под детскую.

Пока Джеральд повторяет Йокас, что всё было тихо и он никого не видел и поэтому ничем не сможет помочь, Боско решает, что наступил подходящий момент и, разбивая окно, врывается в комнату, где стоит Джеральд. Выглядит всё очень впечатляюще, он в исступлении колошматит ошеломлённого, совершенно не сопротивляющегося, Джеральда. Подоспевшая Йокас буквально вырывает избитого Джеральда из рук Боско, говоря, что уже вполне достаточно. Джеральд всё это время, что-то нудит про то, что он просто хотел помочь. Боско сбивает замки, висящие на двери в комнату, где лежит Сюзи и вызывает скорую помощь. Он пытается разбудить девочку, но она никак не реагирует. Боско удостоверяется, что она дышит, берёт её на руки и вносит в гостиную. Он, конечно, предпочёл бы ещё немного попинать Джеральда, но Йокас просит его спуститься с Сюзи вниз, чтобы дождаться скорую у входа. Йокас зачитывает ноющему одно и то же Джеральду его права: "Ты имеешь право сохранять молчание и если ты не хочешь, чтобы я оставила тебя в машине наедине с моим напарником, я предлагаю тебе воспользоваться этим правом" (молодец, Йокас! Молли Прайс играет более впечатляюще, чем половина состава "ER").

Сьюзан всё ещё сидит грустно на своей скамейке, когда Боско передаёт по рации о происшедшем. Лейтенант сообщает всё Сюзан, которая рада и шокирована одновременна. А мы все остаёмся крайне озабочены дальнейшими действиями Шерри Стрингфилд теперь, когда закончилось это Долгое Тревожное Ожидание на Скамейке.

Сьюзан врывается в госпиталь, пробегает мимо Йокас, которая успокаивающе говорит ей: "Она в порядке!" Но Сьюзан даже не смотрит на неё и устремляется к своей цели (фи, это довольно грубо. Йокас следует вернуть её и потребовать извинений).

Сюзи лежит на кровати, ей только что вытащили интубационную трубку. Хлой сидит рядом и подбадривает её. Сьюзан пытается узнать, почему ей делали интубацию. Доктор объясняет, что Джеральд кормил её снотворными препаратами. Но сейчас, после дезинтоксикации, она абсолютно в порядке. В это время Хлой обнаруживает Джо, стоящего в проёме и наблюдающего за ними, она начинает бурно возмущаться и требует, чтобы он убирался ко всем чертям. Он не реагирует на неё и нежно обращается к Сюзи, но Хлой не унимается и продолжает гневно вопить. Покидая комнату, под громкий аккомпанемент взбешённой Джо смотрит только на Сюзи. Сьюзан в этой сцене выглядит полностью обескураженной и абсолютно не знает, что ей делать. Доктор также полностью смущен. Сьюзан выскальзывает вместе с ним из комнаты и тихо спрашивает, обнаружены ли на теле Сюзи следы насилия". Он не дотрагивался до неё", - отвечает доктор.

Сюзан возвращается в палату и просит у Хлой выйти вместе с ней для разговора. Хлой хихикает и улыбается, радуясь, что всё так прекрасно закончилось. Сюзан пытается поговорить с ней о её образе жизни, который привёл к таким драматическим событиям. Хлой сразу напрягается и видно, что она абсолютно не хочет об этом говорить. И вообще явно считает, что на этот раз она вообще ни в чём не виновата. Сюзан начинает отчитывать ее, что она опять нуждается в лечении. Хлой заявляет, что дело не в наркотиках, а в сумасшедшем парне, который украл её дочь. "Это был сон, -настаивает она, - и он больше не повторится!" Сюзан рассказывает ей, что слышала от Джо и о её предыдущих не менее прекрасных сновидениях. Хлой возмущается: "Ты что, собираешься слушать этого сукиного сына! Он имеет подружку! Он рассказал тебе об этом, этот ублюдок!?" Сюзан спокойно предлагает Хлой пройти реабилитацию от наркотиков, и говорит, что может взять к себе Сюзи на время курса лечения. "О Боже! Я не больна!-раздражённо отвечает Хлой,- Я в порядке. Мы обе в порядке!!!"Все находящиеся вокруг люди уставились на кричащую Хлой. У них очень осуждающие взгляды. Хлой продолжает в ещё более взвинченном тоне. Она советует Сьюзан заниматься своими делами и вообще убираться домой. Она визжит, что они совершенно не нуждаются в Сьюзан.(Короче у всех у нас может возникнуть единственное желание -залепить ей пару хороших затрещин).

Хлой выходит, а Сьюзан остаётся и молча страдает. К ней подходит Йокас и подбадривающе говорит: "Она хороший кусок для работы (в смысле есть над чем повозиться)!" Сюзан вздохнув, соглашается с ней. Она благодарит Йокас за то, что они нашли Сюзи. Йокас пожимает плечами и улыбается: "Это моя работа."

Боско сидит в палате, он видимо повредил руку, когда бил Джеральда и медсестра объясняет ему, что он нуждается в антибиотиках и уколе. Боско морщится. Он не любить лечиться. Сьюзан подходит к нему и благодарит его за то, что он догадался о Джеральде. Он улыбается ей. Сюзан спрашивает, всегда ли он принимает работу так близко к сердцу. Он пытается отрицать это, но она успокаивает его, что тоже иногда работает так. Вообщем они обмениваются долгими взглядами, в которых возможно и заключён какой-то подтекст, но он запрятан так глубоко, что вряд ли вызовет у зрителей желание отыскивать его.

Возвращается медсестра со шприцем и спрашивает: "Верх или низ?" Боско спрашивает или он действительно нуждается в этой процедуре. Сюзан заверяет его, что это так, напоминая ему, что она врач. Он смотрит на неё с внезапно появившимся уважением и улыбкой. Возможно, это пробиваются робкие ростки каких-то новых отношений. Но всё перебивает грубая медсестра и Боско скривившись выбирает верх, подставляя руку. (М-да, всё так символично).

Пожарные поддразнивают друг друга, вспоминая Большое Спасение, но в то же время выражают друг другу благодарность. Товарищи зовут Джимми на кружку пива, но он отказывается, предпочитая провести время с сыном.

Сюзан несёт два стакана с кофе в палату Сюзи и ошеломлённо застывает, видя, что постель пуста. Санитарка собирает постельное бельё. Озадаченная Сюзан обращается к медсестре в регистратуре с вопросом, где её родственники. Та объясняет ей, что несмотря на рекомендации врача остаться, Хлой предпочла немедленно покинуть больницу, и просила сказать Сюзан до свидания. Сюзан мрачно смотрит на пустую кровать, всё ещё держа в руке кофе.

Боско и Йокас сидят в своём оффисе. Джеральд скрючился на земле в своей камере. Боско на этот раз выглядит просто милашкой.

Полисмен Салли любовно смотрит на мирно спящую Татьяну. Он счастлив видеть её, а ещё больше счастлив получить деньги за неделю работы, промелькнув при этом в трёх сценах.

Джо засыпает на диване перед телевизором.

Джимми заботливо укрывает сына одеялом и отправляется мыть посуду.

Конец серии.

Мораль этой серии: история с Хлой не должна больше повториться!!!


Реклама! sorry :))


Спонсор проекта ZENON N.S.P.

[НАЗАД]